Комиции это:

(Comitia) — y римлян народные собрания, в которые народ созывался магистратом по определенным политическим делениям и в полном своем составе, для того, чтобы выслушать известное предложение и высказать свое суждение о нем. От К. отличались contiones, которые мог созвать всякий магистрат, без обязательных для первых формальностей; в последних народ не делился на определенные политические отделы и голосования не происходило. Было три вида К.:
1) Comitia curiata, куриатные К. Их возникновение и главная деятельность относится к царскому периоду. Они созывались по куриям (см.), первоначально царем или interrex’ом, а потом консулом, претором или диктатором. По мнению большинства исследователей, они были исключительно патрицианские. Местом собрания служил форум и часть его, носившая название comitium, в исключительных случаях, например во время нашествия галлов, собирались на Капитолии. В день собрания приносились жертвы и совершались моления, после чего председательствующий вносил предложение и приглашал к подаче голосов. По числу курий, и число голосов равнялось 30-ти. Ответ состоял из простого да или нет; обсуждения не было. В куриатных К. происходили выборы царя и высших магистратов, причем народ, т. е. патриции, принимал или отвергал предложенного кандидата, но сам не мог выставить своего; в них же давалось царю и высшее полномочие, imperium, через lex curiata de imperio. Им принадлежали также права окончательного приговора в уголовных процессах, заключения мира и объявления войны и — черты чисто патрицианского характера — аррогация и кооптация. С развитием центуриатного устройства, некоторые из этих прав были ими утрачены; за ними удержалось во все время их существования право подтверждать выбор высших магистратов (консулов, преторов и впоследствии проконсулов и пропреторов), скоро, впрочем, превратившееся в пустую формальность, так как при республике церемония подтверждения ограничивалась представительством 30 ликторов (lictores curiatii) с 3 авгурами. Древнейшему времени были свойственны и собрания для некоторых дел сакрального характера, comitia calata, не требовавшие голосования и не составлявшие, собственно говоря, особого вида К. Они происходили при посвящении (inauguratio) царя, а после изгнания царей — так называемых rex sacrificulus и фламинов; при торжественном отречении, от прежних святынь, для усыновления и перехода в другой род (так называемое detestatio sacrorum); при утверждении завещаний и ежемесячно для объявления календаря.
2) Comitia centuriata, центуриатные К., возникли единовременно с делением народа на центурии и классы (см.). Право созывать их было только у магистратов, имевших imperium, следовательно, у консулов, преторов и временно замещавших их диктаторов, децемвиров; с их дозволения и низшие магистраты могли созывать народ centuriatim. О собрании объявляли за 3 базарных дня или за 30 дней ранее, а собираться могли только в определенные dies comitiales. Чаще всего собирались на Марсовом поле, никогда в черте города. Во время К. на Яникуле выкидывалось красное знамя. Прежде всего, созывавший магистрат совершал на месте комиции ауспиции (см.). Если они были благоприятны, то следовало официальное созывание собрания, и центурии приглашались к голосованию. Подавали голос: 1) 18 центурий всадников, 2) 80 центурий пехотинцев первого класса, 3) 22 центурии второго класса, 4) 20 центурий третьего класса, 5) 22 центурии четвертого класса, 6) 30 центурий пятого и 7) centuria capite censorum. При согласии первых двух групп, большинство получалось уже после их голосования, и решение вопросов в центуриатных К. переходило, таким образом, в руки незначительного числа зажиточных граждан. В середине III в. до Р. Х. центуриатные К. подверглись реформе в демократическом духе. Центурии были приведены в более близкую связь с трибами, т. е. обращены в известную часть трибы, которая с этих пор стала распадаться на 10 центурий, по 2 для каждого из пяти классов пехоты. Так как число триб, достигшее в момент реформы 35, потом уже не изменялось, то общее число центурий пехоты было 350, по 70 для каждого класса, а все число центурий, вместе с 18 всадническими и добавочными, возвысилось до 373 голосов. Теперь для абсолютного большинства требовалось 187 голосов; чтобы оно получилось, надо было продолжать голосование, по меньшей мере, до третьего класса пехоты, так как всадники, вместе с двумя первыми классами, давали всего 158 голосов. Когда оканчивалось голосование, председатель торжественно объявлял результат его, народ распускался и красное знамя снималось. Собраниям этим, в которых участвовали и патриции, и плебеи, принадлежали: 1) право выбора консулов, преторов, цензоров, ограниченное упомянутым выше lex curiata de imperio и фактическим влиянием сената и знати, а также широкими правами председателя, часто отказывавшегося объявить результаты голосования и тем уничтожавшего выборы; 2) высшая судебная власть в уголовных процессах (perduellio и parricidium), ограниченная тем, что народ являлся только высшей апелляционной инстанцией, разбирая жалобы в особом провокационном процессе; 3) законодательная власть при изменениях государственного устройства, при утверждении власти за цензорами и при решении о наступательной войне. Законодательная деятельность центуриатных К. скоро обратилась в пустую формальность, так как центр тяжести законодательства лежал не в них, а в трибутных К. и concilia plebis. Центуриатные К. потеряли большую часть прежнего значения уже после Гракхов; при императорах выборы в К. постепенно исчезают, а к концу IV в. император назначал магистратов и издавал законы без сената и народных собраний.
3) Comitia tributa и concilia plebis. — В трибутных К. голосование происходило по трибам. Comitia tributa — собрание всего народа, в отличие от concilia plebis, где были только одни плебеи. Эти К. развились из concilia plebis и имеют с ними много общего, почему у древних авторов нередко смешиваются. Плебеи получили право собираться, для обсуждения касавшихся их вопросов, после первого удаления на Священную гору, когда новым трибунам было предоставлено право созывать плебс и предлагать ему вопросы. До 449 г., до leges Valeriae Horatiae, были только отдельные плебейские собрания (concilia plebis), a после издания названных законов стали существовать рядом с ними и comitia tributa — собрания всего народа, разделенного по трибам, руководимые консулом или претором и созываемые для выборов, постановления решений о законах и приговоров в уголовных процессах. Трибуны могли созывать concilia plebis, когда хотели, и обыкновенно в базарный день; после 287 г. (lex Hortensia), когда плебисциты были сравнены с общеобязательными законами, concilia plebis стали производиться, подобно К. центуриатным, в dies comitiales, в которые всегда созывались консулами и преторами и comitia tributa. Обыкновенным местом собраний был форум, а законодательных — Капитолий и Марсово поле. С конца II в. до Р. Х., когда открытая подача голосов была, в видах свободы вотирующих, заменена закрытой, подача голосов по центуриям и трибам происходила следующим образом. На площади — месте собрания — протягивались канаты или делались изгороди таким способом, что к стороне противоположной входу в образуемое ими пространство эти канаты или изгороди сходились и примыкали к узкому помосту, по которому граждане могли выходить лишь по одному. Члены центурии или трибы, впущенные в огороженное пространство и проверенные своим старшиной, выходили из него по одному через узкий помост (pons); огороженное пространство называлось «saepta», т. е. «огороженное», или «ovile», «овчарня». В начале моста проходившие получали дощечки (tesserae или tabellae), a в конце его находилась плетеная корзина (cista), куда дощечки опускались на глазах у специальных контролеров (custodes). Когда дело шло об избрании должностных лиц, на дощечках писались инициалы кандидатов; в судебных же или законодательных случаях баллотирующий получал две дощечки; в первом случае одну с надписью U (absolvo — оправдываю), другую — C (condemno — обвиняю), во втором — одну с надписью U. R. (uti rogas — как просишь), другую с надписью A (antiquo — стою за старое). Трибутным К. принадлежали права: 1) избирательные, под председательством патрицианского магистрата, и притом для избрания magistratus minores (курульных эдилов, квесторов и др.) и magistratus extraordinarii; 2) судебные, в процессах с денежным наказанием, под председательством курульных эдилов; 3) законодательные, для законов, вносимых первоначально только патрицианскими магистратами (консулами, преторами). Concilia plebis позднейшего времени были компетентны: 1) для выборов чисто-плебейских магистратов, т. е. трибунов и народных эдилов; 2) для судебных решений в процессах с денежным наказанием, под председательством трибунов в более важных, а именно в политических процессах, и народных эдилов — в менее важных; 3) для таких законов, которые вносились трибунами и, в противоположность законам, вносимым патрицианскими магистратами в центуриатных и трибутных К. — leges, назывались plebiscita. По lex Hortensia (287 г.) эти plebiscita были, как сказано выше, сравнены с общеобязательными законами.
Из прав, принадлежавших трибутным К., первыми пали права судебные, как и в центуриатных К., еще до императорского времени, будучи ограничены введением quaestiones perpetuae; Август перенес их вполне на суд присяжных. Дольше держались избирательные К., хотя со времени Тиберия, перенесшего выборы в сенат, деятельность их ограничивалась только формальным утверждением сенатских выборов. Долее всего мнимый суверенитет народа держался в законодательных К. Уже в последние времена республики явился обычай уполномочивать магистратов особым народным постановлением к таким распоряжениям, которые прежде делал сам народ. Во времена Августа обычай этот принял большие размеры, и дело кончается тем, что различные власти, с включением и законодательной компетенции, давались императору, при его восшествии на престол, особым законом (lex regia de imperio) раз и навсегда. Перемена произошла и в теории, когда, с усилением монархической власти, императоры стали получать власть не от К., но по senatus consultum, что, впрочем, было лишь пустой формальностью.
Ср. Виллемс, «Римское государственное право» (Киев, 1888); Бубнов, «Римское вече накануне падения республики» (Киев, 1892); Целлер, «Римские государственные и правовые древности» (М., 1893).
А. К. В.




Внимание, только СЕГОДНЯ!

You may also like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *