Заяц млекопитающее отряда грызунов это:

Заяц (зоол.) — см. Зайцы.

Заяц — враг сельского и лесного хозяйств. Он поедает во время произрастания капустные растения, рапс, сурепицу, клевер, люпин, сераделлу и т. п., всходы хлебов, злаковые и другие травы и многие огородные, в особенности морковь, вырывая ее из почвы ногами. Очень вреден лесным и садовым деревьям; объедает почки и не вполне развитые побеги молодых растений, преимущественно бука, граба, ильма, ясеня, клена и осины, реже хвойных, в особенности сосны и ели, а также обгрызает кору у молодого бука (стволы с толстою корою не трогает), лжеакации, гледичии, сибирской акации и разных других кустарников из бобовых, равно у молодых привитых плодовых деревьев, чаще всего яблони, реже вишни и груши. Меры предупреждения вреда, причиняемого З., — ограждение лесных и садовых питомников забором или живою изгородью, устраивая последнюю из бобовых кустарников или белого и сибирского дерна, отвлекающих З. от деревьев питомников. С последнею же целью высевают, напр., в Чехии и местами у нас в Привислянских губ. вокруг лесных культур дрок (Spartium scoparium), очень охотно поедаемый З. Предохраняют также плодовые деревья, обвязывая стволы их с октября до весны хвойным хворостом, камышом или соломой или же обмазывая их до высоты 1 м от поверхности земли, на которой возможно повреждение З., вонючими веществами, напр. смесью из 8-9 литров загнившей крови животных с раствором в теплой воде 1/ 8 кг ассафетиды и некоторым количеством коровьего помета и извести. Полезно также истребление З. охотой и сбережение в лесу их врагов — лисиц и сов.

В. С.

Заяц (в кулинарном отношении) — ценится у французов и особенно у англичан далеко выше, чем у нас, где З. обыкновенно бывает дешевле большинства других видов мяса, потому что наш народ не ест З. У римлян З. тоже уважался, а римлянки считали, что употребление З. в пищу значительно увеличиваешь красоту лица («Cours Gastronomique», Пар., 1809). Как и всякая дичь, З. никогда не бывает жирен, а потому перед жарением его шпигуют шпиком, т. е. вводят в мясо свиной жир. Мясо З. жестко; чтобы его сделать мягче, З. маринуют, т. е. держат некоторое время в уксусе или квасе, в которые прибавлены разные ароматические травы и специи. Англичане требуют, чтобы З. был сильно разложившимся, и тогда только считают его годным для приготовления их любимого супа — hare soup. У французов изжаренный и протертый З. кладется в бульон, и получается potage chasseur, который делается также и из всякой черной дичи. В России делается из З. окрошка. Все эти пюре из З. придуманы ради того, чтобы утилизировать мясо передней части З., так как жарят обыкновенно только заднюю часть его.

Д. К. Δ .

Continue Reading

Электрометр это:

прибор, служащий для измерения электрического потенциала. Приборы этого рода могут служить для двоякой цели: менее точные, электроскопы, обнаруживают только присутствие заряда на теле и дают возможность судить о потенциале тела весьма грубо; более точные — электрометры, позволяют определить потенциал в принятых единицах.
Первый электроскоп был устроен Вольта: прибор состоял из металлического стержня, пропущенного через каучуковую пробку, которая закрывала стеклянную бутылку. Верхний конец металлического стержня оканчивался металлическим шариком, а к низшему концу, находящемуся внутри бутылки, привешивались 2 соломинки. При соединении прибора с наэлектризованным телом соломинки, как тела наэлектризованные одноименно, отталкивались, и таким образом можно было судить, заряжено данное тело или нет. Дальнейшее усовершенствование приборов этого рода состояло в том, что вместо соломинок стали привешивать листки из тонкой бумаги или же тонкие золотые листочки, вследствие чего получилась возможность обнаруживать слабые заряды на телах.
В настоящее время наиболее употребительными и удобными из приборов этого рода являются электроскопы Б. Ю. Кольбе, которые поэтому здесь и описываются. Менее чувствительный Э. Кольбе состоит из широкогорлой склянки с отрезанным дном, которое заменено металлической пластинкой с загнутыми краями (см. фиг. 1).
Склянка заперта каучуковой пробкой, через которую проходит никелированный латунный стержень; наверху стержня находится никелированный шарик, а внизу, в склянке, к стержню прикреплены два крючка из тонкой нейзильберовой проволоки, к которым подвешены две полоски из тонкой шелковой бумаги, легко вращающиеся около проволочки (подвес листочка изображен на фиг. 2).
Склянка заперта каучуковой пробкой, через которую проходит никелированный латунный стержень; наверху стержня находится никелированный шарик, а внизу, в склянке, к стержню прикреплены два крючка из тонкой нейзильберовой проволоки, к которым подвешены две полоски из тонкой шелковой бумаги, легко вращающиеся около проволочки (подвес листочка изображен на фиг. 2).
Концы листочков внизу расширены и загнуты, что дает возможность издали видеть листочки.
Концы листочков внизу расширены и загнуты, что дает возможность издали видеть листочки.
Для приблизительного определения потенциала употребляется электроскоп более чувствительный, в котором два бумажных листочка заменены одним тонким листочком из алюминия, подвешенным так же, как и бумажный. В плоскости отклонения листочка помещена шкала из слюды, разделенная на градусы. Листочек помещен в металлической оправе, передняя и задняя стенки которой сделаны из стекла для того, чтобы листок возможно было проектировать при помощи фонаря. Винт s (см. фиг. 3) позволяет установить листочек вертикально, клемма k служит для соединения оправы Э. с землей. Заменяя шар, находящийся наверху стержня, маленьким конденсатором, возможно чувствительность прибора увеличить в 200 раз и таким образом заметить малый потенциал (до 1/2 V).
Для точного измерения потенциала употребляются Э., из которых можно указать на абсолютный Э. и квадрантный Э. Томсона. Абсолютный Э. Томсона позволяет вычислять разность потенциалов в абсолютных электростатических единицах. Устройство его основано на теории плоского конденсатора (см. Конденсатор). Сила электрического притяжения Р, действующая на поверхность S конденсатора со стороны противолежащей конденсирующей поверхности в воздухе, выражается формулой
P = (S/8πD2) (V1V2)2 ,
где V1—V2 разность потенциалов на двух поверхностях конденсатора, а D — расстояние поверхностей конденсатора. Так как устройство этого прибора очень сложно и на страницах словаря невозможно дать полностью описания этого прибора, то здесь приводится описание наиболее простого прибора, которое дает понятие о принципе устройства абсолютного Э. и о манипуляциях с ним для определения разности потенциалов в абсолютных единицах. На коромысле точных весов с одной стороны подвешена чашка s, с другой стороны находится укороченный подвес, на котором привешена круглая металлическая пластинка С (см. фиг. 4).
Пластинка С помещается в середине отверстия, вырезанного в металлическом диске B, имеющем одинаковую с ней толщину и радиус весьма большой в сравнении с радиусом пластинки С. Посредством особого приспособления H, устроенного на привесе, можно точно установить пластинку С в плоскости металлического диска В и поместить ее в середине этого диска, так что между диском и пластинкой будет узкая щель, а нижняя поверхность пластинки С будет совпадать с нижней поверхностью диска В. Диск В поддерживается изолированной подставкой P, которая находится в металлическом сообщении с коромыслом весов и пластинкой С, так что возможно постоянно поддерживать пластинку С и диск В при одном и том же потенциале. Диск В называется охранным кольцом и служит для установления по всей поверхности пластинки С одинаковой плотности электричества. Под диском В находится одинаковая по размерам с ним металлическая пластинка А, которая помещена параллельно ему и может посредством микрометрического винта подниматься и опускаться. Пластинка А помещена на изолирующей подставке и сообщается посредством зажима Р’ с телом, потенциал которого хотят определить. Зацепы M и N предохраняют коромысло от сильных размахов.
Сообщим пластинке С и охранному кольцу потенциал V1, а пластинке А потенциал V2, причем потенциалы будут различных знаков, тогда пластинка С будет притягиваться пластинкой А. Накладывая на чашку весов s гири, мы можем нижнюю поверхность пластинки С удержать в плоскости нижней поверхности охранного кольца В. Пусть для этого пришлось на чашку s положить N граммов, тогда сила Р = Ng, где P будет выражено в динах, и g есть ускорение силы тяжести. По приведенной выше формуле
V1—V2 = D√(8πNg)/S,
где S — поверхность пластинки С, расстояние между пластинками С и A, которое обозначено в формуле буквой D, непосредственно весьма трудно определить, поэтому поступают следующим образом: охранное кольцо В и пластинку С соединяют с постоянным источником электричества (напр., со внутренней обкладкой лейденской банки, у которой наружная обкладка отведена к земле), потенциал которого — V0; сообщают нижней пластинке А потенциал V1. Когда пластинка С уравновешена, то имеем
V1—V2 = D√(8πNg)/S, (1)
Не изменяя потенциала V0 сообщенного охранному кольцу В и пластинке C, сообщаем пластинке А потенциал V2, и посредством микрометрического винта передвигаем пластинку А до тех пор, пока пластинка С будет уравновешена, тогда, обозначая расстояние между С и А через D’, имеем
V1—V2 = D’√(8πNg)/S. (2)
Вычитая (1) из (2), имеем
V1—V2 = (D’—D)√(8πNg)/S.
Разность расстояний во втором и первом наблюдении D’D может быть измерена микрометрическим винтом. Чтобы V1—V2 было выражено в абсолютных единицах (CGS) для этого необходимо, чтобы N было выражено в граммах, g в см/сек.—2, D’D в см и S в кв. см.
Квадрантный Э. Томсона, наиболее часто употребляемый при занятиях, имеет много видоизменений. Здесь приводится описание простейшего Э., удобного для демонстрирования на лекциях.
На металлической подставке (см. фиг. 5), снабженной тремя винтами, помещается стеклянная банка (из флинтгласа, хорошо изолирующего), на которой наклеены четыре широкие оловянные полоски. Эти оловянные полоски служат внешней обкладкой лейденской банки, внутреннюю обкладку которой составляет налитая в эту банку почти до половины её серная кислота (серная кислота служит вместе с тем для уничтожения влажности внутри прибора). Покрышкой для банки служит металлическая пластинка, посреди которой укреплена металлическая коробка с двумя круглыми отверстиями, закрытыми стеклами и находящимися друг к другу под прямым углом. Продолжением металлической коробки служит длинная стеклянная трубка, на верхнем конце которой устроено особое приспособление с крючком для подвешивания нити. Коконовая нить перекинута чрез крючок и к двум концам её привешено круглое зеркальце k (см. фиг. 6).
Продолжением этого зеркальца служит тонкий стеклянный стержень, перпендикулярно к которому прикрепляется алюминиевая стрелка, имеющая форму цифры 8 (бисквит).
Продолжением этого зеркальца служит тонкий стеклянный стержень, перпендикулярно к которому прикрепляется алюминиевая стрелка, имеющая форму цифры 8 (бисквит).
К бисквиту прикреплена платиновая проволочка, которая служит продолжением стеклянного стержня и на нижнем конце которой прикреплена платиновая пластинка, вся погруженная в серную кислоту. Бисквит помещен посреди круглой металлической коробки, разрезанной на 4 равные части (квадранты), и установлен как раз посреди одного из разрезов, разделяющих квадранты (см. фиг. 7).
Квадранты, посредством изолированных металлических стержней f, g, h, i (фиг. 6), прикреплены к крышке лейденской банки, причем противолежащие друг другу квадранты соединены между собой (g и h, f и i) проводниками и, таким образом, образуют две пары. Каждая пара квадрантов на крышке лейденской банки имеет свой зажим, изолированный от крышки банки. Один из таких зажимов обозначен на фигурах буквой с. Зеркало k устанавливается так, чтобы плоскость его составляла с плоскостями стекол, помещенных в вырезах металлической коробки, угол в 45°. При такой установке пучок света, направленный в одно из стекол, после отражения от зеркала выходит в другое и может быть таким образом отброшен на шкалу, где получается след в виде светлого пятна (зайчик). Если сообщить алюминиевой стрелке (бисквиту) некоторый постоянный потенциал, а двум парам квадрантов потенциалы различных знаков, то бисквит будет отталкиваться парой квадрантов, имеющих заряд одноименный с его зарядом, и притягиваться другой парой квадрантов, имеющих заряд противоположного знака: бисквит повернется на некоторый угол, а с ним вместе повернется и зеркало, вследствие чего зайчик будет перемещаться по шкале. Из теория квадрантного Э. следует, что угол отклонения бисквита
θ = γ (V1—V2)[V0 — ½(V1 + V2)],
где V0 — потенциала бисквита, V1 и V2 — потенциалы, сообщенные квадрантам. Из формулы видно, что угол отклонения бисквита не пропорционален разности потенциалов квадрантов. Если V0 потенциал бисквита очень велик в сравнении с V1 и V2 — потенциалами квадрантов, то, пренебрегая членом ½ (V1 + V2) получаем θ = γ (V1—V2)V0, где γ — постоянное для данного прибора при данном расположения нитей. Следовательно, при значительном V0 и малых V1 и V2 угол отклонения бисквита пропорционален разности потенциалов, сообщенных квадрантам. Для сообщения заряда бисквиту служит в описываемом приборе проволока e, соединенная с серной кислотой и изолированная от подставки прибора. Посредством стеклянной палочки, потертой о кожу, через проволоку е сообщается заряд серной кислоте, находящейся в металлическом соединении с бисквитом и образующей внутреннюю обкладку лейденской банки; наружная обкладка этой банки отведена к земле при помощи зажима a. Особый приборчик — репленишер (см. Репленишер) позволяет увеличить или уменьшить заряд, сообщенный серной кислоте и бисквиту. На фигуре виден стержень d, вращением которого в одну сторону заряд серной кислоты и бисквита увеличивается, вращением в другую сторону — уменьшается. Перед производством наблюдения Э. устанавливается так, чтобы стеклянный стерженек, соединяющий бисквит с зеркалом, проходил через центр коробки, составленной из квадрантов; затем бисквит устанавливается в середине коробки, что достигается подниманием или опусканием нитей при помощи верхнего винта головки (см; фиг. 8), находящейся на верхнем конце стеклянной трубки.
По приведения бисквита в середину коробки поворачиванием всей головки приводят бисквит так, что бы он был расположен симметрично относительно квадрантов (см. фиг. 9).
По приведения бисквита в середину коробки поворачиванием всей головки приводят бисквит так, что бы он был расположен симметрично относительно квадрантов (см. фиг. 9).
Нижний винт головки позволяет раздвигать или сдвигать нити и таким образом уменьшать или увеличивать чувствительность прибора. Перед наблюдением необходимо определить чувствительность Э., что легко сделать, присоединяя квадранты к полюсам
Нижний винт головки позволяет раздвигать или сдвигать нити и таким образом уменьшать или увеличивать чувствительность прибора. Перед наблюдением необходимо определить чувствительность Э., что легко сделать, присоединяя квадранты к полюсам «нормального» элемента.



В настоящее время самым чувствительным из квадрантных Э. является Э. Долежалека, который позволяет отсчитывать весьма малые доли вольта (в опытах Patterson’a до 6 х 10—6) и, кроме того, благодаря прекрасной изоляции хорошо держит заряд. Главное усовершенствование этого Э. состоит в том, что бисквит его очень легок (сделан из бумаги, покрытой тонким слоем серебра) и вместо подвеса из коконовых нитей сделан подвес из тонкой кварцевой нити. Кварцевая нить имеет то преимущество, что, во-первых, она не обладает упругим последействием (см. Упругое последействие), а, во-вторых, может быть сделана весьма тонкой, чем достигается весьма большая чувствительность прибора. Заряд листочку сообщается присоединением головки Э. к постоянному источнику электричества (напр., к одному полюсу батарея аккумуляторов, когда другой полюс этой батареи отведен в землю). Так как кварц — непроводник, то для сообщения проводимости кварцевой нити ее предварительно опускают в раствор хлористого кальция; после высушивания нить является покрытой тонким слоем хлористого кальция; хлористый кальций, поглощая из окружающего воздуха влагу, образует на нити поверхность, проводящую электричество. Квадранты электрометра изолированы от подставки при помощи наилучших изоляторов, кварца или янтаря; чувствительность Э. может быть изменяема употреблением нитей разной толщины. На прилагаемом рисунке Э. изображен со снятой оправой, которая изображена отдельно (М). Между квадрантами θ виден бисквит N, выше которого находится зеркало A, привешенное на кварцевой нити к нижнему концу винта т. Посредством винта т можно бисквит электрометра поместить в середине коробки, образованной квадрантами. Вращением головки Т бисквит устанавливается симметрично относительно квадрантов. Винт S служит для закрепления головки Т. Квадранты θ соединены с зажимами К1 и К2. При помощи стерженька R возможно отодвинуть половину коробки квадрантов и таким образом бисквит N снять с нитки, что бывает необходимо сделать при перемене нитей (на рисунке половина коробки квадрантов изображена отодвинутой). Отпуская винт S2 возможно весь Э. вращать вокруг оси. Уравнительные винты служат для установки подставки Э. горизонтально.
Литература. И. Боргман «Основания учения об электрических и магнитных явлениях» (т. I.); Б. Ю. Кольбе, «Введение в учение об электричества», (часть I); A. Weinhold, «Physikalische Demonstrationen» (переводится на русский язык: Н. С. Лукьянов, «Физический кабинет»); Müller-Pouillet, «Lehrbuch der Physik» (т. III); «Zeitschrift für Instrumentenkande»
Ф. Индриксон.

Continue Reading

Тальк это:

(жировик) — минерал, состав которого выражается химической формулой SMgO∙4SiO2H2O (63,52% кремнезема, 31,72 магнезии и 4,76 воды). Его можно рассматривать как кислую магнезиальную соль метакремневой кислоты H8Si4O12, именно H2Mg3Si4O12. Однако, кроме указанных составных частей, в Т. весьма обыкновенна примесь FeO (вероятно, изоморфно замещающей MgO) — от 1 до 5% и Al2О3 — от 1 до 2%. Роль последнего в химическом составе неясна; очень может быть, он представляет остаток от тех минералов, из которых Т. произошел. По многим физическим свойствам Т. походит на хлорит. Кристаллы его хотя и не дают возможности произвести сколько-нибудь точные измерения, однако, имеют (как и хлориты) общий габитус гексагональный или ромбический. По оптическим свойствам надо отнести Т. к одноклиномерной системе. Спайность в высшей степени совершенная идет по одному направлению (001). Фигура удара на плоскости спайности, как у хлоритов и слюд, представляет шестилучевую звезду. Тв. 1; жирен на ощупь; уд. в. 2,69—2,80. Прозрачен в различной степени; бесцветен или большею частью зеленоватый с различными оттенками; жирный или перламутровый блеск на [001]. Плоскость оптических осей лежит параллельно одному из лучей фигуры удара. Острая биссектриса перпендикулярна [001]; оптически отрицателен. Перед паяльной трубкой сильно светится, расщепляясь на пластинки; плавится очень трудно и только в тонких листочках; с фосфорною солью дает скелет кремнезема; с раствором кобальта окрашивается после прокаливания в бледно-розовый цвет. В соляной и серной кислоте не разлагается. Т. представляет довольно распространенный минерал. Совместно с другими минералами он образует горные породы, имеющие значительные протяжения как в горизонтальном направлении, так и в толщину. Вместе с кварцем он образует тальковый сланец, встречающийся среди кристаллических сланцев, серпентина и доломита, напр. Грейнер в Штейермарке, Цёптау в Моравии, С.-Готтард, Канада, Бразилия; многие местности Урала, напр. близ Поляковского рудника, в окрестностях Екатеринбурга, Нижне-Салдинского завода и др. Вместе с хлоритом образует тальково-хлоритовый сланец, который носит название горгаечного камил и употребляется как огнеупорный материал при устройстве доменных печей. Такие сланцы известны, напр., в Моравии, в Губерлинских горах и близ оз. Чебаркуля на Урале, на западной стороне Байкальского озера, близ Селенгинска и на Камчатке. В тальковых породах нередко находятся хорошо образованные кристаллы многих минералов: горького шпата, доломита, магнитного железняка, актинолита, апатита, серного колчедана, золота и друг. Т. образует псевдоморфозы по самым разнообразным минералам: по магнезиту, ортоклазу, дистену, пиропу, кварцу и др. Нередко наблюдается образование его из лучистого камня, роговой обманки, авгита, бронзита, оливина и др. Все это указывает на водный способ происхождения Т. Скрытокристаллической разности Т. обыкновенно дают название жировика, или стеатита. Он имеет неровный и занозистый излом. Месторождения: близ Вундизеля в Фихтельгебирге, Цёблиц в Саксонии, Бриансон в Пиренеях, Лёвель в Массачусетсе; Снарум (в псевдоморфозах по авгиту). Употребляется для смазки машин. Жировик под названием испанского мела употребляется для черчения на доске, также — для вывода жирных пятен. Иногда изготовляют на токарных станках различную посуду.
П. З.
Снаружи употребляется в качестве присыпки против прелости в складках кожи у маленьких детей, при увеличенном отделении кожного сала и пота, при экземе и др. мокнущих сыпях; как составная часть зубных порошков. Кроме того, Т. часто примешивается к основным медикаментам для опудривания пилюль и в таблеточном производстве для устранения прилипания обрабатываемых материалов к железным частям таблеточных машин.
Д. К.

Continue Reading

Гемма это:

(лат. gemma; греч. λίθος) — кусок какого-либо так называемого твердого камня, полированный, с вырезанной на нем надписью или художественным изображением. Произведения этого рода можно разделить на две категории: в одних изображение представляется углубленным, как в общеупотребительных печатях; в других оно выступает над поверхностью камня в виде более или менее значительного рельефа. Г. первой категории присвоено итальянское название интальи (intagli, по-лат. gemmae exculptae, по-греч. άναγλίφα); вторые называются камеями (camei, g. caelatae, греч. έντυπα).
Искусство резьбы на твердых каменьях, или глиптика, составляющее особую отрасль скульптуры, было известно еще в глубокой древности, и его технические приемы были исстари почти те же самые, что и в настоящее время, а именно заключались в том, что резчик, соображаясь с предварительно вылепленной из воска моделью, воспроизводил на камне ее изображение с помощью стальных резцов и быстро вращающихся острых инструментов, напилков и колесиков. Для интальи, которые обычно играли роль печатей, употреблялись преимущественно сердолик и красноватый халцедон. Камеи служили, главным образом, принадлежностью женских уборов — вставлялись в перстни, носились в качестве амулетов, медальонов, аграфов, брошек, составляли своим соединением ожерелья и т. п.; для них предпочтительно брался оникс или разноцветно-слоистый агат, причем художник нередко пользовался этой разноцветностью для достижения не только скульптурного, но и живописного эффекта, вырезая рельеф, например, в белом верхнем слое камня и делая темный нижний слой фоном; иногда природа камня позволяла художнику придавать работе еще большую живописность, например на белом изображении, рисующемся на темном фоне, оставлять в известных местах куски самого верхнего, рыжеватого или красноватого слоя. Кроме вышеупомянутых каменьев, употреблялись для гемм и другие: яшма, аметист, топаз, рубин, ляпис-лазурь и т. д. Наконец, материалом служили подкрашенные, менее твердые камни и стекло (последнее вследствие легкости его отливки в форму распространило множество подделок под интальи и камеи), а в новейшую пору стали также служить некоторые морские раковины.
Возникновение глиптики относится к незапамятным временам, как о том свидетельствуют резные каменья, дошедшие до нас в большом количестве от древних египтян (скарабеи), халдеев (вавилонские и ассирийские амулеты и цилиндрические печати), финикийцев и индийцев. Что это искусство было знакомо Греции еще в героическую эпоху ее истории, доказывается микенскими находками Шлимана. Производство Г. усилилось у греков после мидийских войн и достигло высшего своего развития в век диадохов. Художники Эллады сначала ограничивались исполнением интальи, дальше которых не шел даже знаменитейший из резчиков IV в. до Р. Х., Пирготель, которому предоставлено было исключительное право гравировать портреты Александра Македонского. Но столь простое искусство перестало удовлетворять роскошных преемников всемирного завоевателя, и это привело к изобретению и распространению камей. Знакомство с геммами, будучи заимствовано римлянами от этрусков, усилилось у первых после участившихся сношений их с Грецией. Вкус к этим изящным изделиям распространился в Риме, особенно в конце республиканской эпохи и при первых императорах; но художники, занимавшиеся тогда глиптикой, были по большей части не туземные мастера, а греки. Из них более других прославился Диоскорид, работавший во времена Августа. Среди многочисленных античных Г., сохранившихся до наших дней, самыми замечательными по своей величине и художественному достоинству считаются: 1) так называемый «Мальмезонский камей», или «камей Гонзага», хранящийся в Императорском Эрмитаже, в СПб. (оникс высотой в 0,15 м, представляющий грудные портреты Птолемея Филадельфа и его сестры и жены, Арсинои, см. фиг. 1 табл.); 2) «Августовская Г.» в Императорском венском собрании древностей (сардоникс, с изображением обоготворенного Августа, восседающего на троне, рядом с богиней Ромой (см. фиг. 2 табл.); 3) «Тиверианский камей», в парижском Кабинете резных каменьев (агат, высотой в 0,32 м, с изображением в 20 фигурах семейства Августа и побежденных им народов (см. фиг. 3 табл.) и 4) «Брауншвейгский агат», в тамошнем музее (по-видимому, сцены таинств Диониса и Деметры, в 12 фигурах на 3 полях).
ГЕММЫ [Объяснение см. в тексте.]
ГЕММЫ [Объяснение см. в тексте.]
С упадком античной цивилизации для глиптики, точно так же как и для прочих отраслей искусства, наступил продолжительный период застоя. Хотя Византия и продолжала производить Г., служившие преимущественно печатями или шедшие на украшение священных сосудов и разных предметов церковной утвари, однако достоинство их сильно понизилось; на Западе же для подобных целей пользовались во все продолжение Средних веков либо античными резными каменьями, либо византийскими продуктами и грубыми изделиями туземных мастеров. Эпоха Возрождения вызвала замершее искусство снова к жизни и возвратила ему вместе с античным характером почти античное совершенство. Художникам этой эпохи приходилось, однако, гравировать на своих геммах не столько мифологические и аллегорические сюжеты, господствовавшие в греко-римской глиптике, сколько портреты современных лиц. С тех пор резьба на твердых каменьях не переставала развиваться далее, следуя в своем движении за историческим ходом прочих отраслей искусства. Родоначальниками новейшей глиптики можно считать итальянцев Витторио Пизано (1368-1448) и знаменитого ваятеля Донателло (1383-1466). Продолжателями их направления явились в XVI столетии между артистами Италии П. М. да Пешиа (процветавший в 1513-1521 гг.), М. дель Нассаро († в 1547 г.), Дж. Бернарди ди Кастель-Болонезе (1495-1555) и многие другие таланты, отлично усвоившие себе античное направление и оживлявшие его непосредственным изучением природы. Во Франции в эту же пору прославился в особенности Ж. де Фонтене, прозванный Кольдоре. Наступившее в XVII в. господство стиля барокко причинило в глиптике сравнительный застой, из которого, впрочем, она выступила в следующем столетии на широкую дорогу благодаря, с одной стороны, возбудившемуся снова уважению к принципам античного искусства, а с другой — распространившейся среди богатых и знатных людей охоте составлять коллекции резных камней (дактилиотеки). Значительнейшие резчики Г. в XVIII столетии были итальянцы Ант. Пихлер (1697-1779) и его высокодаровитый сын Джованни (1734-1791), нюрнбержец И.-X. Дорш (1676-1732), шваб И.-A. Наттер (1705-1762), трудившийся в разных местах Европы и под конец своей жизни — в Петербурге, саксонец Г.-В. Теттельбах (1750-1813), англичанин H. Маршант (1755-1793), лучший из всех мастеров новейшего времени после Дж. Пихлера, француз Ж. Гюе (1715-1793), его ученик Ж.-М. Симон (1749-1834) и К. Л. Лебрехт (1749-1827), главный медальер СПб. монетного двора, руководитель императрицы Марии Феодоровны в ее любительских занятиях медальерным делом. В XIX столетии вследствие почти совершенного отсутствия требований на вполне артистические произведения этого рода резьба на твердых каменьях мало-помалу утрачивала свое достоинство и под конец обратилась в полуфабричное производство; тем не менее, в начале этого столетия можно указать на нескольких превосходных мастеров по ее части, из числа которых наиболее выдаются Дж. Джирометти (1780-1851), работавший в Риме, Червара (там же), Берини (в Милане), Дж. Каландрелли (в Берлине) и профессор тамошней академии художеств И.-K. Фишер (1802-1862). В настоящее время во многих пунктах Европы и Америки имеются более или менее замечательные собрания как античных, так и новейших гемм, составляющие достояние правительств, или принадлежащие частным лицам. Самые богатые из государственных коллекций находятся в Риме, Неаполе, Вене, Париже, Лондоне, Петербурге (Эрмитаж) и Берлине. Ближайшее знакомство с техникой и историей резьбы на твердых каменьях можно почерпнуть из сочинений: J. Frischholz, «Lehrbuch der Steinschneidekunst» (Мюнхен, 1820); K. E. Kluge, «Handbuch der Edelsteinkunde» (Лейпциг, 1860), и Bucher, «Geschichte der technischen Künste» (Штутгарт, 1875; статья Г. Роллетта — «Glyptik»).
А. Сомов.




Continue Reading

Зыряне это:

народ финского или уральского класса туранского семейства, обитающий в восточных частях губерний Вологодской и Архангельской. Составляя, вместе с вотяками и пермяками, пермскую группу народов, З. очень близки к вотякам и почти нисколько не отличаются, по языку, от пермяков. Таково мнение Кеппена, Видемана, Шегрена, Макса Мюллера, Савваитова и Рогова, подтверждаемое и новейшими исследователями И. Н. Смирновым и Г. С. Лыткиным. З. и пермяки долгое время слыли под одним именем пермян и пермичей, что видно из Епифаниева жития св. Стефана Пермского (в XIV в.) и из многих грамот московского периода. Историю З., особенно в ее древнейшем периоде, И. Н. Смирнов не находит возможным отделять от истории пермяков. Происхождение названий: пермь и зыряне обращает на себя особенное внимание ученых. Савельев и Савваитов производят слово пермь от финского pereämaa — задняя сторона, или зырянского perjema — унаследованная земля; пермяцкое päärma — однозначащее с зырянским syrià, syrja — украйна; следовательно пермяки и З. — слова однозначащие. З. и пермяки сами себя называют «коми», при чем З. говорят «коми-войтыр» о целом народе и «коми-морт» об отдельном лице. Г. С. Лыткин, придавая слову пермь лишь значение местности, обитаемой народом, совершенно отделяет от него слово З. Основываясь на перечислении народов, упоминаемых Епифанием в житии св. Стефана Пермского, в том числе сырьян, или серьян, Лыткин в этих последних усматривает З. Серьяне, по его мнению — русское слово от осеренить, серень, в смысле оттепели, соответств. зырянскому слову сыл; отсюда сыктыл-ва (талая река) — зырянское название р. Сысолы. Епископ Стефан буквально перевел сыкты-тас — сысольцы, сысоляне — русским словом серьяне, сырьяне, В 1570 годах слово сырьяне, т. е. сысоляне, измененное в З. (по созвучию со словом зырны — теснить), заменяет прежнее слово пермяне. Опровергая мнения Савельева и Савваитова, Лыткин не упомянул о замечании Кл. Попова, который в производстве слова З. от сырьяне видел, между прочим, то затруднение, что приведенные в одной рукописи алфавиты пермского и сырьянского яз. существенно разнятся между собою, а это препятствует считать пермян и З. одним народом [К. Попов считает слово З. русским — от зыря, зырить, вызырить — много пить. Он же приводит мнение Кичина, производящего слово З. от «сур», любимый зырянский напиток, и ряд других объяснений, предлагаемых различными авторами.]. С толкованием Лыткина не соглашается и Смирнов, указывая, между прочим, на то, что независимо от св. Стефана и гораздо раньше 1570 г. в актах, касающихся Вятского края, упоминается Сырьянская волость в Слободском уезде. Таким образом, вопрос о происхождении слова З. нужно, по-видимому, считать еще открытым. Шегрен считает З. за потомков Несторовой Печоры. Кл. Попов признает их потомками Чуди; к тому же склонны Дмитриев и Смирнов. Новгородцы уже в XI ст. брали дань с Печоры, следовательно, и со всех З., находившихся на пути туда. В конце XIV в. среди З. утвердилось христианство, благодаря проповеди св. Стефана. С водворением христианства в том крае устанавливается духовная связь его с Москвой; влияние новгородцев падает, и вскоре страна переходит во власть московских великих князей. Область первоначального пребывания коми-пермян, по мнению Смирнова, была обширна: на В границей ее должна считаться р. Обь до Березова, на Ю — рр. Чусовая, Кама до Вятки, северные притоки Ветлуги, Кострома, Клязьма, Протва; на 3, С и СЗ — границы нынешних губ. Московской, Владимирской, Костромской, Вологодской до р. Вашки, отсюда до Цыльмы; на С — Цыльма, Печора и Уса, до поворота на С и оттуда к Обдорску. В XVII в., по исследованию А. Дмитриева, З. жили в следующих областях: по среднему течению р. Печоры, входившей в состав Пустозерского уезда; к З. от Печоры они занимали нынешние уезды Яренский и Сольвычегодский, возникшие на месте Перми Вычегодской, которая, с древнейшей столицей ее, Иемдын, или Усть-Вым, к концу XVI века потеряла и политическое, и промышленное значение, вследствие уничтожения автономии пермских князей, проложения нового сибирского пути через Пермь Великую и перевода епископской кафедры в Вологду. С древнейших времен существовали зырянские колонии и на левом притоке Мезени — Вашке, входившие в состав Мезенского у. Несколько зырянских колоний было и в Кеврольском (с 1780 г. Пинежском) у. В Великоустюжском у. в XVII в. упоминается волость Пермогорская, возникшая, по-видимому, из древней колонии вычегодских пермян. Почти в тех же пределах оста
ются зырянские поселения и ныне. Вологодские З., по занимаемым ими местам, могут быть разделены на вычегодских и удорских — в Яренском у., сысольских и печорских — в Усть-Сысольском у. В этих уездах З. составляют главную массу сельского населения и значительную часть городского. Сверх того, З. входят в состав населения городов Устюга-Великого, Лальска, Никольска и Вельска. В Архангельской губ. — 3. ижемские [Частью переходит границу Вологодской губ.] и печорские. Таким образом, З. занимают обширные бассейны реки Вычегды с притоками, средней Печоры с притоками и верховья Мезени, с Вашкою [Ижемские З., постепенно заселившие Архангельскую Печору от Усть-Цыльмы до вологодских пределов, населяют и приток Печоры — Усу. Подолгу З. живут на промыслах и за Уралом, на Оби.]. Общую численность З. «Географ. статистическ. словарь» П. П. Семенова (1865) определяет от 100 т. до 120 т. душ, а именно: в Вологодской губ. — от 80 т. до 110 т. и в Архангельской — 12 т. Кл. Попов (1874) насчитывает 91 т. З., из них 65 т. в Усть-Сысольском у., 19 т. в Яренском и 7 т. в бывшем Мезенском. Г. С. Лыткин (1889) склоняется более к первой цифре [По сведениям Ф. М. Истомина, собранным во время поездки его в Печорский край в 1889 г., число печорских З. достигает 23782 д., из них 3489 д. в 3 волостях Вологодской губ., и 20293 д. в 4 волостях Архангельской губ. (см. «Об этнографическом изучении Печорского края», в «Трудах VIII съезда русск. естествоиспытателей и врачей»).]. З. роста среднего, кроме удорцев, отличающихся высоким ростом; телосложения крепкого и правильного; следы финского типа на лицах едва заметны; цвет волос большей частью черный, при серых и темно-карих глазах; реже встречаются русые волосы и голубые глаза. З. остроумны, хитры и находчивы. Изобретательность их выразилась во множестве разнообразных способов ловли птиц, зверей и рыбы. З. любознательны, любят грамотность и способны к учению. З. — православные (есть и раскольники); они религиозны и способны к глубокой привязанности; отличаются честностью, гостеприимством, бережливостью, смелостью и терпением. Им приписывают пристрастие к спиртным напиткам, хотя и не более, чем русским; зырянские девицы обвиняются в недостатке целомудрия [Исключение составляют ижемки, отличающиеся строгой нравственностью.]; сутяжничество доведено у З. до высших пределов. Язык З. распадается на шесть наречий: сысольское, печорское, ижемское, вашкинское или удорское, вычегодское и лузское (по К. Попову), или на пять говоров: сысольский, вычегодский, ижемский, удорский и камский (по Г. С. Лыткину). Произведений самобытной народной словесности у З. почти нет; они любят пение, но песни их — неудобопонятные искажения русских песен на зырянский лад. Сказки и загадки по большей части заимствованы у русских. Суеверия и предрассудки отличаются большей осязательностью и живостью, чем у русских. Они верят в леших, водяных, кикимор, в суседка, в овинных, банных, в орта, в колдунов, еретиков, чакыдчисей, в порчу, в ведьм, и своеобразно объясняют многие явления природы. Зырянские поселения расположены исключительно по берегам рек, села их многолюдны и тянутся иногда на несколько верст. Избы их — керки — отличаются массивностью и строятся из соснового леса; план и фасад построек заимствован у русских; керки вообще не отличаются опрятностью [Исключение составляют керки ижемцев.]. Заимствованная у русских одежда пополнена лишь соответственно условиям климата и занятий; особенно выделяется промысловый, охотничий наряд. Главное основание хлебной пищи составляют ячная мука и крупа; главные напитки ырош — квас и сур — пиво, оба из ячного солода; праздничный напиток — гэрмога-чужва — сусло со стручковым перцем. Обычаи при родинах, свадьбах, похоронах, а равно и увеселения мало отличаются от русских. Паренье в банях — потребность каждого З.; парятся ежедневно. З. занимаются хлебопашеством, огородничеством, скотоводством. На Печоре, в ближайшей части ее к Уралу, и на С хлебопашества нет. Земледельческий район зырянского края Кл. Попов делит на две части: одна лежит по правую сторону р. Вычегды, начиная от Усть-Сысольска, и находится в полосе начального хлебопашества, другая лежит по левую сторону и считается местностью по преимуществу земледельческою. Господствующее хлебное растение — ячмень, затем следуют: рожь (яренская пользуется известностью), овес — только на Ю, пшеница — плохого качества, лен и конопля — почти повсеместно. Система хозяйства трехпольная; поля удабривают. Земля делится не по наличным душам, а по числу душ, оп
лачиваемых податями. Прибегают к найму работников и поденщиков, также к помочам. У З. сохранился особый вид половничества; половники бывают временные и постоянные. Сено косят горбушами. Из овощей возделывают картофель, капусту, репу, редьку и лук, но не повсеместно; на Ю — хмель и горох. Скотоводство обусловлено обилием лугов и сочных трав. Держат помногу лошадей, коров и овец, тех и других — исключительно комолых, также свиней, известных под названием чудских — тучных, с длинными ушами. Из домашних птиц — одни курицы, и то не везде. Обилие лесов способствует развитию звериного промысла, составляющего главное и любимое занятие З. Предметом охоты служат зайцы, горностаи, олени, лисицы, случайно — куницы, медведи, волки, росомахи, выдры и рыси, главным же образом — белки, добыча которых на весь край достигает 1 млн. штук ежегодно. Из птиц добывают куропаток, тетерь, водяную дичь, но в особенности рябчиков, которых в хороший год бьют до 500 тыс. пар. Звериные и птичьи промыслы производятся в два периода времени и называются лесованьями: с конца сентября до декабря и с января до первых признаков весны. На охоту отправляются партиями от 2 до 12 человек и уходят иногда верст за 500. Ружья винтовочные, кремневые, изделия местных мастеров; вместо литых пуль запасают свинцовые проволоки, от которых и откусывают пульки зубами. Непременный спутник охотника — собака, отличающаяся у З. неутомимостью, тонким чутьем и уменьем распознавать зверя. Дальнейшими принадлежностями охотника служат; матка, т. е. компас, вделанный в деревянную коробочку, нарты — узкие, длиною сажени в две; санки для провизии и добычи, и лыжи, с посохом особого устройства. Для остановок в лесах расположены промысловые избушки — пывзяны и около них щамьи — чуланы, в виде голубятни на столбах, для предохранения добычи от хищных зверей. В лесах же расположены у каждого промышленника многочисленные и разнообразные ловушки для приманки и ловли зверя и птицы. Рыболовство также составляет любимое занятие З.: ловятся лох, нельма, шип, налим, лещ, семга, а также чиры, пеляди, сиги, щуки, окуни и т. п. Вологодские З. печорских волостей занимаются разработкой точильного камня на брусяных горах (Воя и Сопляс), а также сбором кедровых орехов. Вымские З. рубят и доставляют дрова для Сереговского солеваренного завода. Лузские З. с большой выгодой занимаются постройкой, нагрузкой и сплавом судов. Множество З. отправляется бурлачить на вологодскую и другие пристани, а также на заработки в Петербург. Начинает развиваться смолокурение, дегтекурение и сажекопчение. Ремесленной промышленности почти не существует. Торговля среди вологодских З. развита мало. Большой предприимчивостью и способностью к торговле отличаются З. села Ижмы, занимающиеся также оленеводством и выделкой замши.
Литература: П. П. Семенов, «Географ. стат. слов. Рос. имп.» (т. II, 1865 г., указана обширная литература); Кл. А. Попов, «З. и Зырянский край» (обстоятельное сочинение в «Известиях» Имп. Общ. Люб. Ест., Антр. и Этн. при Москов. унив., т. XIII, вып. 2, M., 1874); M. Истомин, «О составе ижемско-зырянского наречия» («Арханг. Губ. Вед.», 1847, № 13); H. Д. Волков, «Удорский край» («Вологод. Сборн.», т. I, 1879 и т. II, 1881); Ф. А. Арсеньев, «Картины дальнего севера. Щуг. Из охотничьих рассказов»; «Записка арх. губернатора, кн. Н. Д. Голицына, по обозрению Печорского края летом 1887 г.» (Арханг., 1888); Г. С. Лыткин, «Зырянский край при епископах пермских и зырянский язык», (СПб., 1889); «Живописная Россия» (т. I, ч. 1, СПб., 1881); А. Дмитриев, «Пермская старина» (вып. 1, 2 и предисловие 3-го, Пермь, 1889, 1890 и 1891); И. Н. Смирнов, «Вотяки» («Известия» общ. археологии, истории и этногр. при Имп. Казан. унив., т. VII, вып. 2); его же, «Пермяки» (там же, т. IX, вып. 2; критический обзор обширной литературы), М. Михайлов, «Промыслы зырян Устьсысольского и Яренского уездов Вологодской губ.» (из «Журнала Мин. Внутр. Дел», ч. 34, кн. 4, 1851 г.); А. Држевецкий, «Медико-топография Устьсысольского у. Вологодской губ.» (СПб. 1872 г.; обстоятельные сведения о быте З.).
Ф. Истомин.




Continue Reading

Иней это:

вода в твердом виде, выделившаяся из воздуха на поверхность почвы, растений и т. д., как роса — вода, выделившаяся таким же образом в жидком виде. И действительно, в ясные и тихие ночи, когда температура поверхности упадет ниже 0°, выделяется иней вместо росы, при таких же условиях, как и последняя. Но самый обильный И. бывает не при таких условиях, он бывает при тумане и ветре, днем и ночью, и выделяется обильнее на вертикальных поверхностях с подветренной стороны, чем на горизонтальных. Нужно напомнить о том, что упругость ледяных паров значительно меньше упругости водяных паров и разность возрастает по мере понижения температуры (см. «Метеорол. вестник», 1892 г., стр. 445, в ст. «Испарение снега»). Между тем туман до температуры значительно ниже 0° состоит не из ледяных кристалликов, а из водяных капелек. Понятно, что они легко оседают на поверхности предметов, охлажденных ниже 0°, образуя И., а на первый слой И. оседает новый и т. д. Даже и без тумана И. легко выделяется из воздуха, имеющего температуру ниже 0° и очень близкого к насыщению водяными парами, так как такая температура не соответствует уже перенасыщению ледяными парами. Лес имеет большое влияние на росу и И. Оно особенно заметно зимой при тумане. Из него выделяется тем более мельчайших водяных капелек и ледяных кристалликов, чем большая поверхность охлажденных предметов находится в соприкосновении с воздухом. В такое время глыбы свежевспаханного поля покрыты ледяными кристаллами не только на поверхности, но и в промежутках. Такие же кристаллы оседают на жнивье полей, на листьях луговых трав и т. д., но, однако, их очень мало сравнительно с тем, что наблюдается в лесу, особенно хвойном, где кристаллики оседают на каждой игле хвойного дерева и нередко бывает, что под тяжестью И. ломаются ветки. При таких условиях лес извлекает очень много воды из воздуха, и в малоснежные зимы приходилось наблюдать, что благодаря И., упавшему с хвои и веток, устанавливался санный путь, когда его нигде вокруг не было. Хвойный лес выделяет его гораздо более, чем другая растительность, что зависит от высоты леса и от того, что И. оседает на каждой игле. Чем толще слой, из которого при таких условиях извлекается И., тем более его будет. Зимой наши поля и луга обыкновенно покрыты снегом, следовательно, высота слоя, из которого извлекается И., измеряется высотой сугробов.
А. В.

Continue Reading

Кровля это:

верхняя оболочка крыши, устраивается из разнородных материалов. Она обыкновенно настилается на стропила при посредстве обрешетки или сплошной нижней настилки. К. бывает твердой, из камня, черепиц, стекла или металла, или мягкой, из дерева, картона, глины, войлока, древесного цемента, асфальта, соломы или тростника.
Каменные К. употребляются для плоских крыш с сильными стропилами и состоят из плит, швы которых, перпендикулярные стоку воды, делаются в закрой, а непроницаемость швов, параллельных стоку, достигается заливкой их цементом или перекрытием особенными камнями. Этот чрезвычайно прочный и красивый способ покрытия употреблялся в греческих храмах. Аспидные К. сравнительно легки и непроницаемы, красивы на вид, но аспидные дощечки трескаются от морозов, стучат при сильном ветре, а в случае пожара легко накаливаются и разлетаются далеко по сторонам, распространяя опасность. В Германии аспидные К. из небольших ромбических, квадратных или шестиугольных дощечек настилаются по сплошной дощатой обшивке, в Англии употребляются прямоугольные доски большого размера, а во Франции — квадратные дощечки. Дощечки прикрепляются к настилу или решетке гвоздями, медными крючками или цинкованной железной проволокой; часто аспидные дощечки кладутся на известковом растворе. Черепица составляет очень древний способ покрытия строений. В Германии употребляется прямая или плоская черепица, которая настилается сверх обрешетки одиночными горизонтальными рядами (фиг. 1) или двойными (фиг. 2). Швы каждого ряда располагаются в перевязку со швами смежных рядов.
Фиг. 1-2. Кровля из плоских черепиц.
Фиг. 1-2. Кровля из плоских черепиц.
Фиг. 3. Итальянская или римская кровля.
Фиг. 3. Итальянская или римская кровля.
Такая крыша называется чешуйчатой. Итальянская К. состоит из черепиц двух форм — плоских, с загнутыми вверх краями, образующими нижний ряд, и конических желобчатых, которыми перекрываются стыки первых (фиг. 3). Черепицы этой формы называются римскими. При тщательной заделке всех швов известковым раствором получается необыкновенно прочная К. Римская черепица не имеет шипов, которыми прикрепляются к решетинам плоские черепицы, и держится одним трением. Поэтому подъем итальянской К. не должен быть более 1:4, тогда как чешуйчатые крыши делаются с подъемом до 1:2. В России употребляется преимущественно голландская черепица (фиг. 4), имеющая в поперечном разрезе вид буквы S.
Фиг. 4. Голландская черепица.
Фиг. 4. Голландская черепица.
Одно ребро голландской черепицы загнуто вверх, другое вниз и служит для закрытия ребра смежной черепицы. На нижней поверхности ее имеется ключ или шип, помощью которого она удерживается за решетину. Швы подмазываются известковым раствором, к которому примешивается шерсть. Во всех вообще черепичных К. коньки и выступающие углы покрываются желобчатой черепицей; разжелобки обыкновенно делаются из металлических листов, подведенных под ряды черепиц. Железными листами черепичная К. сопрягается также с дымовыми трубами и другими выступами на крыше.
Металлические К. составляются из металлических черепиц (древний способ; бронзовой чешуей был покрыт купол Пантеона Агриппы), но чаще из листов. Медные листы дают одно из самых прочных покрытий, так как медь очень мало страдает от ржавчины, но дороги и употребляются редко (парижская биржа, палата депутатов); служат для покрытия куполов, которые должны быть или высеребрены, или вызолочены через огонь (купол Исаакиевского собора в С.-Петербурге). Свинец также представляет отличный кровельный материал, употребляемый, по причине высокой цены, преимущественно для покрытия куполов, террас и балконов; существует столетия без поправок. Листы свинца настилают на сплошную деревянную обшивку, причем швы запаиваются или края листов сопрягаются фальцами. К доскам обшивки свинцовые листы прикрепляются свинцовыми же гвоздями. Примеры образцовых свинцовых К. представляют собор Нотр-Дам и Дом инвалидов в Париже. В последнее время во многих странах Европы получили значительное распространение цинковые К., очень прочные и сравнительно недорогие. Цинк сильно расширяется и сжимается от изменения температуры, поэтому он употребляется для кровельных работ обыкновенно или в виде листов небольшого размера, края которых загибаются в фальцы, или в виде больших листов волнистого сечения, края которых взаимно перекрываются, или, наконец, в виде дощечек, сходных по форме с плоской черепицей (преимущественно для нижних скатов мансардовых крыш с целью придать им красивую внешность). Покрытие волнистым цинком выгодно во многих отношениях: оно представляет значительное сопротивление нагрузке при малом весе, вода имеет естественный сток по канелюрам, которые располагаются для этого перпендикулярно коньку, и не попадает в швы, устраиваемые обыкновенно по гребню волны, и, наконец, расширение материала при переменах температуры не расстраивает К. Небольшие К. можно застилать согнутыми листами без употребления стропил, причем края К., стянутые затяжками, не производят распора на стены; перекрытие же больших площадей (крытых рынков, железнодорожных станций) требует только легких стропил и обрешетки. Чугун употребляется на покрытие К. в виде черепиц. Железные К., самые обыкновенные в наших больших городах, устраиваются из листов длиной 2 арш., шириной 1 арш. и толщиной 1/2 дюйма, весом около 13 фн.; употребляются листы кровельного железа и в 1 кв. арш. В западной Европе принята длина кровельных листов 30-60, ширина 20-25 см и толщина 0,5-0,7 мм; вес кв. метра получается при этом 3,5-5,0 кг. Листы кроются по обрешетке. Для разжелобков, по коньку и всем выступающим ребрам, а также по карнизам и нижней части стропил для прикрепления настенных желобов, кладутся доски. Горизонтальные швы листов делаются плоским или гладким фальцем (В на фиг. 5), а края, параллельные стоку воды, загибаются гребнем вверх (А на фиг. 5) и сопрягаются стоячим фальцем (Б на фиг. 5). К решетинам листы прикрепляются посредством лент (клямеров), вырезанных из листового железа. Один конец клямера загибается в фальц между листами, а другой прибивается гвоздем к решетине (Г и Д на фиг. 5).
Фиг. 5. Сопряжение листов кровельного железа.
Фиг. 5. Сопряжение листов кровельного железа.
Если решетина железная, то клямер обнимает ее кругом и оба конца клямера загибаются в фальц. Волнистое железо для кровельных работ идет в виде листов длиной 1,5-3,0 м, шириной 0,6-0,9 м и толщиной 0,6-1,0 мм. Обыкновенно волнистое железо употребляется на К. в виде цинкованных (гальванизированных) листов, в особенности это относится до слабых профилей; волнистое же железо сильных профилей, так называемое патентованное, которое в качестве кровельного материала вместе с тем участвует в сопротивлении усилиям, действующим на крышу, покрывается лишь олифой или красится как обыкновенное кровельное железо. Отдельные листы соединяются между собой заклепками. Патентованное волнистое железо особенно пригодно для устройства цилиндрических крыш в виде арок, без стропил, с употреблением лишь легких сравнительно стяжек для принятия горизонтального распора. Существуют уже крыши этого рода пролетом в 20 и более метров.
Деревянные К. изготовляются из теса, гонта или драниц. На тесовые К. употребляются сосновые доски, толщиной 2,5-3,5 см. Доски располагаются в два ряда таким образом, чтобы верхние доски прикрывали швы нижнего ряда, перпендикулярно скату. Возле кромки по длине каждой доски вынимают неглубокую дорожку, чтобы отклонить воду от швов. Доски прибиваются к обрешетке широкошляпными гвоздями (нижний ряд однотесом, а верхний троетесом). Временные строения покрываются иногда досками, параллельными коньку, причем каждая верхняя доска прикрывает краем нижнюю. На фиг. 6 показано устройство гонтовой К.
Фиг. 6. Гонтовая кровля.
Фиг. 6. Гонтовая кровля.
Гонтина (см.) представляет собой сосновую или еловую дощечку, один край которой обделан острым ребром, а другой шпунтом, в который входит плотно острое ребро смежной гонтины. Гонтины располагаются горизонтальными рядами. Каждый ряд покрывает на 2/3 соседний нижний ряд. К решетинам гонт прикрепляется тонкими гвоздями. Драневые К. на деревенских строениях составляются из драниц — колотых сосновых дощечек, длиной до 3 аршин, шириной до 4 верш. Драницы располагаются по К. горизонтальными рядами, причем каждый ряд прижимается сверху решетинами, которые прибиваются к нижним решетинам деревянными гвоздями.
Соломенные К., отличающиеся легкостью, прочностью и дешевизной, употребляются для деревенских и экономических строений. Они составляются из снопиков ржаной соломы, привязываемых к решетинам. Снопики укладываются горизонтальными рядами, так чтобы каждый ряд прикрывал 2/3 нижнего непосредственно под ним лежащего ряда. В соломенных К. различают два способа устройства: под колосья, когда нижний горизонтальный ряд и все вообще крайние снопики кладутся комлем вниз, а прочие снопики колосьями вниз, и под лопатку, когда все снопики укладываются комлем вниз (литовский способ). Для обезопасения соломенной К. от огня, обмакивают снопики в жидкую глину и промазывают также каждый ряд снопиков глиной, приготовленной на навозной жидкости, но такие К. скоро сгнивают.
К. из камыша устраиваются подобно соломенным, но по причине большой толщины и скользкости камыша он требует более тщательного укрепления, чем солома. Деревянные, соломенные и камышовые К. весьма опасны в пожарном отношении, и во многих государствах запрещены; заменяют их несгораемые соломенно-ковровые К. (см. Глиносоломенные крыши), толевые и древесно-цементные. Шведский кровельный картон или толь фабрикуется из бумажной папки, смешанной с клеем и мелом. Кровельный картон приготовляют погружением обыкновенного картона на 2-3 минуты в кипящую каменноугольную смолу, даже просто обмазывают листья этой массой, посыпкой их песком, после чего они подвергаются просушке. Хороший кровельный картон должен быть совершенно пропитан смолой. Готовый толь весит тогда обыкновенно 2,5-3 кг кв. метр. Кровельный войлок есть подобный же фабрикат, изготовляемый из прессованной ваты, которая получается в виде отброса льнопрядилен. Картоны настилаются на сплошную дощатую обшивку и прибиваются к ней гвоздями. Швы перекрываются полосами, вырезанными из тех же листов и законопачиваются смолой и пиком. Настлав всю К., покрывают ее смесью каменноугольной смолы с порошком белой извести и насыпают мелким сухим песком, или каменноугольной золой; что необходимо повторять через каждые два года. Асфальтовые К. устраиваются из дощатой настилки, смазанной каменноугольной смолой и обтянутой дерюгой, сверх которой наводится слой асфальта, сплавленного с каменноугольной смолой. Этот слой, толщиной около 15 мм, посыпается песком и для защиты от солнечных лучей обмазывается равномерным слоем известкового молока. К. системы Дорна состоит из смеси глины с вымокшей дубовой корой (бывшей в употреблении у кожевников), которая накладывается помощью лопатки сверх тесного ряда решетин и обсыпается песком. Этот слой несколько раз обмазывается каменноугольной смолой с посыпкою мелким песком, причем все образовавшиеся трещины плотно заделываются глиной, песком и смолой.
В последние годы в Германии широко распространяется устройство К. из древесного цемента. Материал этот — смолистая масса, составленная из смеси каменноугольной смолы, каменноугольного вара и серы. Некоторые фабриканты прибавляют к этой смеси известное количество асфальта и дегтя. Подстилкой для К. служит ряд решетин, образующих сплошную плоскость, которая покрывается слоем песка, толщиной в 1 см. На этом слое натягивается толстая бумага, на которую кистью наводится слой расплавленного в котле древесного цемента, затем накладывается второй ряд бумаги, который также смазывается цементом; таким образом, продолжая, укладывают четыре ряда бумаги с промежуточными слоями древесного цемента, затем верхний ряд также смазывается тем же цементом. Наконец, для образования верхнего слоя делается насыпь из гравия с примесью порошка глины. Вдоль краев свеса и щипцов крыши приделывается жестяная обивка, возвышающаяся над слоем гравия. Иногда сверх этого слоя настилается еще слой земли. Древесно-цементные К. совершенно непроницаемы для воды, безопасны в пожарном отношении и недороги. Расположенные непосредственно под крышей квартиры не испытывают неудобств от перемен температуры, причиняемых К. других систем, под которыми летом нестерпимо жарко, а зимой очень холодно. Для освещения чердаков проделывают окна в щипцах крыши. Если необходимо сделать отверстия для пропуска света в кровельных скатах, то устраивают так наз. слуховые окна, сопрягаемые с кровельным скатом посредством люков. Иногда же делают окно в самой К., устраивая часть ее стеклянной. Вполне стеклянные К. делаются над оранжереями, фотографическими павильонами, железнодорожными вокзалами и пр. Для этого употребляется особое кровельное стекло (дутое кровельное стекло, литое стекло), толщиной 9-12 мм; стекла эти вставляются в фальцы железных обвязок, причем верхнее стекло несколько перекрывает своим краем нижнее, и закрепляются стекольной замазкой и небольшими штифтиками, при помощи малых уголков, приклепанных к обвязке, или же стекла кладутся поверх легких желобчатых стропильных брусьев таким образом, что падающая на крышу вода стекает по желобам, причем стекла прижаты к поддерживающим их брускам помощью железных накладок.
А. Т.




Continue Reading

Гарпун это:

орудие, употребляемое для охоты, преимущественно на морских и вообще водных животных. Оно похоже на копье или дротик, с тем лишь отличием, что его наконечник, обычно снабженный еще боковыми, загнутыми назад зубцами, неплотно соединен с древком и при ударе, попадая в тело животного, легко отделяется от древка, оставаясь соединенным с ним посредством прикрепленной к середине его веревки. Орудие это в большом употреблении у эскимосов, алеутов, чукчей и других народов Севера. Подъезжая на легкой кожаной лодочке против ветра к тюленю, моржу или другому подобному животному, эскимос бросает в него от руки свой Г. Пораженное животное делает резкое движение и погружается в воду; острие Г. при этом отделяется от древка и остается благодаря своим боковым зубцам плотно засевшим в теле животного. Веревка, соединяющая наконечник с древком, разматывается и увлекается наконечником в воду, но древко, к которому часто привязывается еще пузырь, плавает на поверхности воды и указывает охотнику направление, по которому ушел зверь. Следуя за древком, охотник дожидается, когда животное снова вынырнет, и бросает в него другой гарпун. Мало-помалу животное, обессилев от потери крови, всплывает на поверхность и достается охотнику. Наконечники Г. у эскимосов, алеутов и т. д. делались, а отчасти и делаются еще, из моржовой и мамонтовой кости, само же острие — из заостренного кремня, аспида или естественного (метеоритного) железа. Подобные Г. были встречены и у других морских народов, например, у обитателей Огненной Земли, а также у некоторых народов, живущих вдали от моря, например, у негров Судана, охотящихся при помощи подобного же оружия, только с железным наконечником, за гиппопотамом. Жители Андаманских островов (в Бенгальском заливе) пользуются Г. для охоты за сухопутными животными, особенно за кабаном. У первобытных обитателей Европы Г. также был в большом употреблении. В отложениях пещер древнейшего каменного (палеолитического) века Франции было найдено довольно много наконечников, сделанных большей частью из рога северного оленя, снабженных обычно двумя рядами боковых зубцов и имеющих на противоположном (нижнем) конце заострение для вкладывания в соответственную втулку древка, а над этим заострением — два боковых выступа, служивших, без сомнения, для того, чтобы прикреплявшаяся к наконечнику веревка не могла соскакивать. Так как пещеры средней Франции находятся далеко от моря, то, очевидно, Г. употреблялись тогда для охоты за сухопутными животными или, может быть, для ловли крупной рыбы. Подобные же Г., только сделанные из кости или рога благородного оленя, попадаются и в отложениях позднейшего (неолитического) каменного века, например — в свайных постройках Швейцарии, а равно и в металлическую эпоху, например, в свайных постройках этой эпохи, когда наконечники гарпунов делались уже из бронзы и железа. У нас в России костяные наконечники Г. были находимы неоднократно как в отложениях каменного века, так и в позднейших. Укажем, например, на находки по южному побережью Ладожского озера, описанные профессором Иностранцевым. Г., найденные здесь, могли употребляться для охоты за тюленями. Костяные гарпуны были найдены также среди остатков поселения каменного (неолитического) века у деревни Волосова близ Мурома, а также на так называемых костеносных городищах восточной России. Реже попадаются подобные орудия (медные или железные) в позднейших отложениях. Европейцы пользовались Г. для охоты за китами. Наконечник гарпуна делается в этом случае массивный, железный, и бросается в кита из особой пушки, с которой он остается соединенным посредством плотного каната. В новейшее время, впрочем, место Г. все более и более заступают разрывные пули, да и многие инородцы Севера — алеуты, чукчи, эскимосы — начинают переходить к употреблению огнестрельного оружия.
Д. Анучин.

Continue Reading

Суглинистая почва это:

содержит более или менее значительную примесь песку. Термин до известной степени условный, так как различными исследователями он определяется различно: одни называют С. такие, которые содержат 50—70% песку, другие — 45—55% и т. д.; в среднем нормальным содержанием его в С. можно считать 40—60%. Занимая среднее место между почвами глинистыми и супесчаными, С. по степени приближения их к тем или другим разделяются часто на легкие, средние и тяжелые. Примесь песка в указанном размере обусловливает, вообще говоря, ее наилучшие физико-механические свойства. С. обыкновенно отличаются нормальным отношением к теплу и влаге, хорошо провариваются, легко поддаются обработке, не легко при этом теряя свое строение, и т. п. Поэтому С. относят обыкновенно к разряду наиболее производительных в сельскохоз. отношении почв. В почвенных классификациях, преимущественно западноевропейских, рассматривающих почву как массу, С. обыкновенно отводится вполне самостоятельное место почвенного типа. В почвоведении же генетическом, считающем почву природным образованием, С. — понятие видовое. Поэтому большая часть генетических почвенных типов может являться в виде С., равно как и в виде почв супесчаных, песчаных и т. п. Так, известны суглинистые черноземы, подзолы, солонцы и др. Только немногим почвам присуще быть С. по преимуществу; таковы, напр., лёссовые почвы, лесные суглинки и пр. Группировка генетических почвенных типов и подтипов по их физико-механическим свойствам основывается на отношении физической глины к песку в данной почве. К С. причисляют почвы с отношением указанных элементов, равным в среднем 1 : 31/2, причем тяжелые и средние С. имеют 1:2 до 1:4, легкие 1:5 до 1:6. Какое из этих отношений следует считать наиболее благоприятным в сельскохозяйственном отношении — сказать трудно. Оно изменяется не только для различных типов, но иногда для одного и того же, в зависимости от географического положения почвы и др. условий. Обыкновенно принято считать для большей части почв наилучшим отношением 1:3; но для некоторых черноземов оно, напр., возрастает до 1:5.
П. Отоцкий.

Continue Reading

Лазы это:

народ кавказской расы, занимающий Лазистан (древнюю Лазику или Колхиду). Византийские писатели называли его как Л. (Λαζοί), так и колхами. Первые известия о Лазике относятся к 65 г. до Р. Хр. В 528 г. начинается борьба Византии с Персией из-за обладания Лазикой; сами Л., управляемые своими царями, склонялись в этой борьбе более на сторону Византии, откуда они восприняли христианство. Во время занятия Константинополя крестоносцами, Алексей, из рода Комненов, основал в г. Трапезунде новое царство (1204). Царей этого государства визант. писатели называют то царями Лазов, то царями Колхиды. В 1461 г. турки овладели Лазикой. После этого среди Л. утвердился ислам, вытеснивший христианство. В начале нынешнего столетия Лазистан делился на 11 владений, управлявшихся так наз. деребеями, которые лишь номинально признавали власть султана. Своеволие деребеев было сломано лишь в 1820-х гг., после чего турки, для упрочения своей власти, отменили зависимость народа от бегов. Хотя Л. утратили прежнюю воинственность, но и поныне никогда не расстаются с оружием. Л. — мирные трудолюбивые земледельцы, предприимчивые мореходцы и торговцы. Они приходят на заработки в Гурию, Мингрелию и Карталинию. Общее число их определялось в 68000 чел. Л. родственны грузинам. Лазский язык принадлежит к группе южно-кавказских языков (см.). Ср. Г. Казбек, «Три месяца в турецкой Грузии» (Тифл., 1875); К. Ган, «Известия древних греч. и рим. писателей о Кавказе. Лазика и Иберия» (Тифл., 1890).

Continue Reading

Мотыга* это:

или мотыка — орудие, употребляемое при обработке почвы в лесах, садоводстве и сельском хозяйстве (см. Мотыженье). Настоящая статья состоит из двух частей: I. М. для почвы в лесах, II. — М. в сельском хозяйстве.

I) М. состоит из железного налопатника весьма различной формы, насажанного на длинную рукоятку, с которой он образует угол от 60° до 90°. При насадке налопатника под углом в 60° (фиг. 1), он, при ударе в землю, срежет лишь тонкий слой земли.

Фиг. 1.

При насадке под углом в 90° (фиг. 2) налопатник входит глубоко в почву и отворачивает крупную глыбу земли.

Фиг. 2.

Первый способ насадки употребляют для лущильных М., с помощью которых срезают тонкие дернины, преимущественно на плотных почвах, второй — для. глубокого взрыхления почвы. Форма налопатника — различна: для мелкой обработки и для работы на более легких почвах следует предпочесть более широкий налопатник (фиг. 2), для взрыхления на большую глубину и для работы на тяжелых почвах ширина налопатника должна быть уменьшена, а вышина увеличена (фиг. 1). Крайний предел уменьшения ширины налопатника представляет М., носящая название кирки (см.) и применяемая для обработки каменистых почв. Применяются также, впрочем, двух-, трех- и четырехзубые М., зубцы которых, соединенные поперечным бурском, имеют цилиндрическую форму и заострены на конце; такие М. употребляют для вторичной обработки почвы, т. е. для размельчения комьев, на которые разбивается земля посредством широкой М. Иногда такую М., состоящую из нескольких зубьев и напоминающую по форме налопатника грабли, соединяют с широкой М. общим ушком, которым налопатник насаживается на рукоятку: из таких сложных М. чаще всего описывается грабле-М. Штокгаузена. Работа такими сложными М., однако, менее производительна, нежели работа двумя различно устроенными М., находящимися в руках двоих рабочих (если, по условиям работы, то возможно). Обыкновенно налопатник имеет форму прямоугольника, иногда трапеции. Нижний край должен быть наварен сталью и отточен. В зависимости от некоторых условий, этот край изменяет свое прямолинейное очертание: так, на сильно задернелых почвах удобны М., режущий край которых имеет тупоугольный вырез, чем облегчается перерезывание (а не перерубание, как при прямолинейном крае) находящихся в почве корней; на каменистых почвах следует предпочесть М. с закругленным краем, так как при такой форме налопатник не останавливается на попавшемся на его пути камне, а соскальзывает с него. Обработка почвы сплошь с помощью М. требует довольно значительного количества рабочей силы: для снятия тонких дернин широкой М. требуется от 120 до 150 взрослых рабочих на десятину; для обыкновенного взрыхления требуется на десятину: на глубину до 2 врш. — от 25 до 70 раб.; на глубину до 3 врш. — от 45 до 100 раб.; на глубину до 4—5 врш. — от 75 до 120 раб.; на глубину до 6—7 врш. — от 10 0 до 200 раб. в зависимости от степени плотности почвы. Взрыхление тысячи мест, площадью около 1/4 кв. арш. каждое, требует от 1,5 до 2,5 рабочих дней; вдвое больших мест — от 3 до 5 и вдвое меньших — от 1 до 2. Обработка на глубину 4 — 5 врш. полосы, шириной 3/4 арш., требует на 100 погонных сажень от 1 до 1,5 рабочих дней на легкой почве и от 2 до 3 — на тяжелой.

В. Д.

II. М. — ручное и упряжное сельскохоз. орудие. Применение ручной М. в мелких хозяйствах: для разбивания глыб, разделки и перекопки новых земель для культуры, выкапывания клубней и пр. Устройство ручной М. см. выше. При значительных размерах хозяйства пользуются чаще конными М. Главное их назначение — обработка междурядий растений, возделываемых рядами или гнездами. М. устроены в виде ножей плужных корпусов, зубьев и лап. Ножи или скребки — наиболее употребительная форма — делаются одно- и двухсторонними. Черенок ножа верхней частью скреплен с рамой машины, а режущая его часть отходит от черенка под прямым углом, параллельно поверхности поля.

Фиг. 3. Установка мотыжных ножей.

Для успешной работы на твердых почвах эта часть отогнута несколько назад (фиг. 3 а), так что угол, образуемый такой постановкой ножа по направлению тяги, всегда, смотря по состоянию пахоты, более или менее острый. Длина ножа не должна превышать известной меры; при широких междурядьях лучше пользоваться двусторонними ножами (b) или устанавливать по 2 односторонних (с). Для достижения более совершенного крошения отрезанного от материка слоя поч
вы поверхности ножа, по его поперечному сечению, придают либо выпуклую (d), либо вогнутую (e) форму. В первом случае отрезанный слой почвы крошится сильнее снизу, при срезе с материка, и менее сверху, при сползании его с ножа, во втором — наоборот. Для обеспечения всходов целесообразно загибать свободный конец ножа немного кверху (f). Устройство зубьев и лап, заменяющих нож, такое же, как у культиваторов. Между конными М. нужно отличать однорядные и многорядные. В многорядных орудиях весьма важно, чтобы действующие части, сохраняя расстояние между собой постоянным, в то же время могли изменять направление сообразно направлению рядов, так как иначе они могут повреждать растения. Всего легче продвигается работа, если предшествующий посев произведен был из сеялки, одинакового размера (по ширине и числу рядов) с М.; тогда рабочий, следя только за одним крайним рядом и направляя колеса по следам сеялки, направляет в то же время и весь аппарат. Действующие части конных М. должны быть прикреплены к станку так, что возможна расстановка их в каждом отдельном случае сообразно ширине междурядий, а также возможна замена одних частей другими: для уничтожения коры и срезания сорных трав — ножи, для выдергивания корней сорных трав и более глубокого разрыхления почвы — несколько выпуклые лапы, для приваливания земли к растениям — двукрылые плужки. Особенно пригодными для мотыжения хлебов считаются машины, у которых каждая отдельная часть или в некоторой совокупности с другими (напр. по 3) прикреплена к рычагу, так что нужна известная тяжесть, накладываемая на рычаги, чтобы можно было ими разрыхлять почву на большую глубину. Для ограждения всходов от возможного повреждение со стороны машины в некоторых М. служат добавочные части: шайбы, прикрепляемые по сторонам ножей, или вогнутые катки, пропускающие под собой ряды молодых растений. Станок М. устанавливают на 2-колесном ходу, снабжают оглоблями, а иногда и направляющим 1-колесным передком, что дает возможно быстро изменять направление машины, когда ножам приходится работать почти вплотную, как это бывает при мотыжении хлебов. Лучшими орудиями считаются М. системы Фр. Дене, Руд. Сакка, Г. Бельте, Клейтона и Шутлеворта.

Г. К.

Continue Reading

Каинск это:

окр. г. Томской губ., в 524 вер. от Томска, на большом Сибирском почтовом тракте, при впадении р. Каменки в р. Омь, на левой ее стороне, в местности степной, болотистой и малонаселенной. В 1722 г. основано было недалеко от нынешнего города полевое укрепление «Каинского Паса», для защиты барабинцев от нападения калмыков и киргиз. Возникшая около укрепления слобода перенесена на место нынешнего города в 1772 г., в 1782 г. переименована в у. г. Тобольского наместничества, а в 1804 г. К. сделан окружным г. Томской губ. В 1823 г. жителей в г. было 1625; в 1893 г. их было 8896, в том числе 4801 мжч. и 4095 жнщ. (до 12 % евреев). 5 каменных и 900 деревянных домов, 1 каменная соборная и 1 деревянная правосл. црк., 1 еврейская синагога. Женская прогимназии, уездное и приходское училища. 2 больницы на 48 кроватей, 2 врача, 2 фельдшера, 1 лекарский ученик и 2 повивальных бабки. Всех заводов, промышленных и ремесленных заведений 42, с годовою суммой производства в 315000 р.: водочный завод 1 (на 20000 р.), кирпичных 5 (на 1650 р.), кожевенных 3 (на 800 р.), маслобоен 11, крупорушек 1, мельниц 8, салотопен 4, мыловарня 1, пиво-медоваренный завод 1. Кроме базара в К. бывает ежегодно ярмарка, с оборотом в 70000 рублей. Окрестные крестьяне привозят на ярмарку хлеб, сушеную и соленую рыбу, мед, сало, масло коровье. Хотя город стоит на почтовом тракте и на реке, удобной в вешнее время для судоходства, но торговое его значение невелико; весь оборот его торговли не превосходит 30000 руб. Ремесленников в городе не более ста чел. Часть жителей промышляет извозом и отхожими промыслами, другая — хлебопашеством и скотоводством. Городу принадлежит земли 7750 дес. и перевоз через р. Омь. Доходы городские составляли в 1891 г. 11200 руб., а расходы — 11400 руб. Против города, за Омью, д. Мошнина, составляющая как бы предместье города.
Каинский округ Томской губ. расположен в зап. ее части, соприкасаясь с Тобольской губернией. Пространство его, по Швейцеру — 68667 кв. в. Поверхность округа степная, ровная и низменная (г. Каинск лежит на высоте 320 фт. н. у р. моря) и лишь слегка и отлого подымается на северо-восточной границе его, проходящей по водоразделу Обской и Иртышской речных систем. На этом водоразделе расположены обширные болота как то: Иченское, Басартинское, Омское и Шагорское. Остальное пространство, как то средняя, зап. и южн. части округа, составляет часть обширной Барабинской степи, имеющей небольшой склон к ЗЮЗ, а потому богата стоячими водами и солончаками. Подпочва округа состоит из песчаных. и глинистых наносов, содержащих пресноводные раковины верхних третичных образований. Хотя почва степной части округа иловата, но тем не менее за некоторыми исключениями покрыта значительным слоем чернозема, отличается прекрасной растительностью, представляет хорошие пастбища, и немало хлебородных мест, годных для земледелия. Восточная и северо-вост. части округа и местности, где господствуют солончаки и болота, обладают иловатой, болотистой почвою. Реки округа имеют западо-юго-западное направление и медленное, тихое течение. Главная из них — р. Омь (см.) правый приток Иртыша, орошающая округ на протяжении 425 вер. Правые притоки Оми: Ича, Кома и Тартас. Другой правый приток Иртыша, р. Тара, берет начало в округе и орошает на протяжении 200 слишком верст сев.-зап. его часть (см. Тара). В юго-вост. части округа протекают pp. Каргат и Чулым, притоки оз. Чаны (см. Каргат и Чулым). Озер как больших, так и малых в округе насчитывают до 1000, но многие из них, в особенности в степной полосе, постепенно высыхают; к таким принадлежит и знаменитое рыбное оз. Чаны (см. Чаны), входящее в пределы округа своей сев.-вост. половиною на пространстве 1645 кв. в. Примечательны, по величине, озера: Тандово, Сартлан, Убинское, соединяющееся с р. Омью рч. Убинкою, Карган, Кырчак, Тенис, Акуль и другие, причем некоторые из них пресноводные, другие же солоноватые. Все водоемы и болота занимают около 50 % поверхности уезда; леса занимают до 30 % всего его пространства. Хвойные и строевые леса распространены в северной и сев.-восточных частях округа и носят название урлюков; оттуда они, по pp. Оми и Тартасу, сплавляются к г. Омску. Даже в самой Барабинской степи не ощущается в лесе недостатка, только леса разбросаны здесь более или менее обширными перелесками (колки) и состоят из лиственных пород — березы и осины. Барабинская степь, по-местному Бараба, долго оставалась местопребыванием кочевых племен и позже других сибирских земель заселена была русскими. Следы обитания кочевников видны в многочисленных курганах и в остатках городков, как, напр., у селения Тантюре, на п-ове, образуемом р. Омью. По словам путешественника Фалька, еще в прошлом столетии здесь был заметен тройной вал, с остатками каменных стен, близ которых находили глиняные сосуды, металлическую утварь и древние монеты. Потомки царя сибирского Кучума, после рассеяния его войска воеводой Воейковым в 1598 г., не раз грабили и разоряли, совместно с киргизами, Каинский край; в последний раз подобное нападение было произведено в 1701 г. Барабинцы или барабинские татары доныне проживают в округе, но значительно обрусели и мирно занимаются, наравне с русскими, земледелием и скотоводством. В 1893 г. жителей было всего 160278 (81675 муж., 78603 женщ.), на 1 кв. вер. — 2,3. Барабинцев числилось 7700, евреев до 2000. Магометан было около 8000, раскольников и инославных несколько сотен. Главное занятие жителей — земледелие и скотоводство. При плодородии почвы, земледелие дает большей частью хорошие урожаи; скотоводству благоприятствуют изобилие и доброкачественность пастбищ, но вредят рои оводов, комаров и мошек и чуть не ежегодные эпизоотии, в особенности сибирская язва. Значительным подспорьем служит жителям извозный промысел, особенно в селениях, лежащих на главном сибирском тракте. Крестьяне занимаются перевозкой не только товаров, но и пассажиров, по более дешевой цене и скорее, чем на почтовых лошадях. Рыболовство развито как самостоятельный промысел, но население в большинстве случаев имеет от него лишь косвенную выгоду, в виде заработка у богатых арендаторов главных рыбных оз. Чаны, Сартлана, Убинского и Тандова, где добывается рыбы более 200000 пд. ежегодно. На озерах бьют уток, гусей и лебедей; гусиный пух и перо служат предметом вывоза из уезда. Звероловством в округе занимаются между делом; вывозится некоторое количество мехов, в особенности горностаевых
. В 1893 г. в округе было 3 винокуренных завода, с производством на 203150 р.; 8 кирпичных заводов, на 1325 р.; 21 кожевенный завод, на 5138 р.; 15 маслобоен, на 540 р.; 638 мукомольных мельниц, на 15160 р. Приемных покоев 3, врач 1, фельдшеров 7, лекарских учеников 2, повивальных бабок 6. Торговля значительна; главные статьи отпуска: хлеб, кожи, сало, коровье масло, мед, мясо и другие сельские продукты, рыба, перо, пух, волос и щетина. Во многих селениях базары, торжки и даже немаловажные ярмарки — напр. в Вознесенском на 20 т., в Круглоозерном на 40 т. р.
См. «Материалы для изучения экономич. быта госуд. крестьян и инородцев Зап. Сибири» (вып. XVII, СПб., 1892)
Н. Латкин.

Continue Reading

Безмен весы это:

Так называются особого рода весы, состоящие из металлического (железного или медного) стержня, на одном конце которого находится большое утолщение, а на противоположном — крючок и чашка; взвешиваемый товар кладется на эту чашку или навешивается на крючок. На стержень надета петля из проволоки или струны, которую при взвешивании держат за верхний конец, передвигая по стержню до тех пор, пока безмен не придет в равновесие; при этом центр тяжести безмена, не нагруженного товаром, придется над нижним концом проволочной петли. От этого места идет счет делений, которые имеют вид небольших точечных углублений, выбитых на стержне безмена между этим местом и концом, на котором находится крючок. Если на крючке или чашке находится взвешиваемый товар, то для нового равновесия безмена на проволочной петле надо ее пододвинуть ближе к концу с крючком; точки, которые придутся под петлей, покажут вес товара. С увеличением взвешиваемого груза проволоку приходится подвигать все менее и менее для удержания безмена в равновесии, и точечные знаки по мере приближения к этому концу наконец так сближаются, что приходится их ставить только через каждую пару фунтов и уже по глазомеру определять положение проволоки между значками. Небольшие грузы можно еще взвешивать с точностью до ¼ фунта или до ½ фунта, а перейдя за 20 фунтов, очень легко ошибиться и еще легче нарочно обвесить на полфунта и на фунт. Вообще этот тип весов самый несовершенный, но был весьма распространен в России и скандинавских государствах. Начало употребления его и происхождение неизвестны, но у многих восточных народов есть и были весы, совершенно сходные с безменом, в весьма отдаленное от нас время. Безмен, кажется, не есть русское слово, шведы его называют bezman, восточные народы — капан или хабан; если производить это название от слова мена, тогда есть основание писать его через n (см. это слово в Энциклопедическом Лексиконе Плюшара, 1835 г., т. V). В старинных рукописях слово безмен встречается в значении некоторого определенного веса, а на Поморье пятьдесят лет тому назад безмен означал, а может быть, и теперь означает вес в 100 фунтов. В Своде Законов Российской империи, издания 1857 г., т. XI, часть 2-я, в статьях о весах, 2789 и 2790, помещено следующее: употребление обыкновенного в мелочной торговле (до 1797 г.) русского безмена повсеместно запрещено, по удобности оного к обману [(1797 г., апр. 29 (17938) п. 1; 1842 г., июня 4 (15718), § 23]. Разносчикам дозволяется употребление безмена, устроенного по особому правилу 1797 г.; но употребление и сего безмена в лавках запрещено.

Примечание. Изображение сего безмена в чертежах и объяснение фигур напечатано в Первом Полн. Собр. Законов, том XXIV [1797 г., № 17938, апрель 29, примечание 2; 1842, июня 4 (15718), § 23]. Этот второй безмен, как то показывает рисунок и описание, есть не иное что, как римские весы, в которых передвигается гиря, а место привеса стержня или коромысла остается неизменным. Римские весы, несомненно, лучше обыкновенного русского безмена. Передвигаемая гиря всегда одна и та же — и положение ее на стержне или коромысле определяется довольно точно (см. Весы). Впрочем, теперь везде употребляются обыкновенные весы с двумя чашками и с соответственным разновесом. Безмен же встречается лишь кое-где в захолустье.

Есть еще другого рода Б. под наименованием польского Б. Он, подобно предыдущему, вследствие неособенной точности своей находится в употреблении только в деревнях Царства Польского и Западных губ., для взвешивания небольших грузов. Это медная линейка длиной в 5 верш. — на конце ее прикреплена сверху скобка, которой удерживают Б. во время взвешивания, а снизу, на конце линейки, под скобкой, приделывается чашка или крючок. Линейка состоит из двух частей, из которых одна входит в другую; на первой из них нарезаны деления шкалы, а на второй (основной) — приделана сверху скоба, а снизу — чашка, как было сказано выше. Когда вся линейка выдвинута, то нулевое деление ее шкалы совпадает с нулем на реборде основной линейки: при таком положении линеек центр тяжести Б. находится под скобой. Для того, чтобы узнать вес подвешенного груза, надо линейку с делениями вдвигать в основную линейку до тех пор, пока груз с Б. не уравновесятся, и тогда считают, какое деление линейки совпало с нулевым делением на основной линейке. Цифры этого деления и будут обозначать вес взвешиваемого груза. Обыкновенно подвешенная чашка составляет какую-либо определенную часть четверти и четверика, а потому для опред
еления веса, положим, четверти зерна, достаточно насыпать в чашку зерна ровно с краями, затем полученный вес помножить на число чашек, заключающихся в четверти.

Continue Reading

Чревовещание это:

Так называется искусство издавать звуки и произносить слова таким образом, чтобы слушателю представлялось, что они исходят не от лица говорящего, а из другого, иногда отдаленного пункта. Искусство Ч. было известно с древних времен. Оно упоминается в Библии и было известно древним египтянам, евреям, грекам (εγγαστριμαντις) и римлянам (ventriloquus). Древние считали чревовещателей одержимыми демонами и полагали, что последние, помещаясь в чреве человека (отсюда название Ч.), способны говорить вещие слова. Многие чудеса древних оракулов (дельфийская пифия, говорящая голова лесбоского оракула, говорящий камень реки Пактол) объясняются искусством Ч. Самым знаменитым афинским чревовещателем был Эврикл (отсюда в Греции название чревовещателей эвриклидами). У некоторых современных некультурных народов встречается искусство Ч., например у индусов и эскимосов. Шаманы также прибегают часто к Ч. Новации исследования над фокусниками-чревовещателями вытеснили механизм Ч., заключающийся в известном приспособлении голосового аппарата (наблюдения Otto Meyer’a, Sommerbrodt’a в 1887-88 гг.).Посредством ряда упражнений чревовещатель достигает следующего положения голосовой щели при издании звука: задняя часть голосовой щели сильно суживается, частью закрываясь выпятившимися краями голосовых связок; выдыхаемый воздух, выходя слабой струей через переднюю часть голосовой щели, образующей маленькое треугольное отверстие, звучит, давая высокий тон (на 1/2 до 1 октавы выше нормального). Последним объясняется некоторое сходство чревовещательной речи с фальцетом, а также легкость подражания детским голосам. Нёбная занавеска сильно оттягивается кверху и кзади, гортань и надгортанник приподымаются кверху. Большое значение имеет также искусное управление дыханием (уменье задерживать и выпускать струи воздуха определенной силы). Вследствие сравнительно несовершенной способности нашего уха ориентироваться относительно пункта происхождения звука, чревовещатель, сохраняя на своем лице полную неподвижность и меняя голоса, создает иллюзию разговора 2-3 находящихся в разных местах лиц. Ср. Sommerbrodt, «Ueber des Verhalten des Kehlkopfs beim sogenannten Bauchreden» («Berlin. Klin. Wochenschr.», 1888, № 14); Sievers, «Grundzüge der Phonetik» (4 изд., 1893); De la Chapelle, «Le ventriloque ou l’engostrimythe» (Л., 1772); Hardy, «Ventriloquism made easy» (1866); Lund, «Die Bauchrednerkunst» (2 изд., 1890); Schulz, «Die Kunst des Bauchredens» (3 изд., Эрфурт); Flatau und Gutzmann, «Die Bauchrednerkunst» (Лейпциг, 1894).

Continue Reading