Цистицерк это:

(пузырчатая глиста, финна, в медицинском отношении). — Ц. есть промежуточная ступень развитии ленточных глист, паразитирующих в кишечнике человека (см. соотв. статью). Хозяином, в котором происходит эта промежуточная стадия развития из зародыша в финну служит для вооруженного цепня (taenia solium) свинья, реже олень, крыса, собака, обезьяна, для невооруженного цепня (taenia mediocanellata) — рогатый скот (см. соотв. статью). По своему болезнетворному значению для человека нас занимает здесь финна свиньи (cvsticercus cellulosae), так как она развивается иногда и в человеческом теле из занесенных в него зародышей. Обычно в кишечник человека попадают уже готовые Ц. — и при употреблении сырой или плохо проваренной финнозной свинины (реже оленины) и здесь развиваются в зрелую в половом отношении форму ленточной глисты. Но иногда человек сам является промежуточным хозяином для этого паразита, т. е. в его теле происходит развитие Ц. из зародышей вооруженного цепня. Человек заражается зародышами с сырыми овощами, выросшими на почве, которая удобрялась испражнениями или с загрязненной водой, либо также путем самозаражения; последнее возможно у лиц, которые страдают ленточными глистами и во время испражнении загрязняют свои пальцы. Попадая в желудок, зародыш под влиянием действия желудочного сока освобождается от своих оболочек, буравит своими крючьями сосуды желудка или кишок, проникает в кровяные сосуды и начинает странствовать; попадая в ближайшую или более отдаленную область, он становится, наконец, оседлым, и тогда начинается вторая фаза развития ленточной глисты, ведущая к образованию цистицерка. В человеческом теле цистицерк локализируется преимущественно в соединительной ткани мышц, в подкожной клетчатке, в головном мозгу и его оболочках, внутри глазного яблока, в сердце, печени, легких, реже в костях. Точной статистики относительно частоты появления цистицерка в различных органах не существует. Несомненно, что при жизни он часто просматривается или остается нераспознанным, напр., кожные Ц. неоднократно ошибочно принимались за сифилитические гуммы. Но и на вскрытиях Ц. могут остаться незамеченными, так как череп часто не вскрывается, да и кожа не исследуется тщательно. Мюллер и Дрессель нашли Ц. в 0,6 — 2% всех вскрытий, притом 72 раза в головном мозгу, 13 раз в мышцах, 6 раз в сердце, 3 раза в легких, 3 раза в подкожной клетчатке и 2 раза в печени. В 1892 г. Вирхов сообщил, что при вскрытиях, сделанных им в течение 17 лет, он нашел Ц. 122 раза, из коих 104 в мозгу. Левин тщательно исследовал кожу у 4000 людей и нашел этого паразита у 9. Величина Ц. — от горошины до боба. В мышцах он имеет овальную форму, в более мягких органах шаровидную. По удалении окружающей его капсулы, он представляется в виде полупрозрачного пузыря, наполненного желтоватой или бледно-красноватой жидкостью, на внутренней стенке которого простым глазом видно белое пятно, втянутая головка зародыша; под микроскопом видно, что она во всех отношениях сходна с головкой взрослой глисты и снабжена такими же крючьями и 4 присосками. Согласно наблюдениям на животных, Ц. требует для своего полного развитии около 10—11 недель; в мясе при обыкновенной температуре он может оставаться жизнеспособным около 4 недель. Продолжительность жизни его оценивается в 4 — 6 лет; по мнению других, он может существовать до 20 лет; когда он погибает, то пузырь наполняется известковыми массами. У человека Ц. встречается обыкновенно в единичном или лишь незначительном числе, но иногда наблюдаются и многочисленные экземпляры его. Ц. внутриглазной. Чаще всего внутриглазные Ц. наблюдаются в северной Германии, приблизительно у 1 из 1000 больных глазами; второе место по частоте этой болезни занимает Португалия (1:2000); из других стран, а также из России имеются лишь немногочисленные сообщения. В общем, отмечается особенная частота внутриглазных Ц. в тех местностях, население коих потребляет в большом количестве свинину. Ц. поселяется чаще всего внутри глаза, а именно в стекловидном теле или под сетчаткой; зародыш Ц. легко застревает здесь потому, что здесь имеется густая сеть волосных сосудов с медленным течением крови, а сосуды сетчатки — конечные; реже Ц. встречается на радужной оболочке глаза, в передней камере, под соединительной оболочкой и под кожею, в клетчатке век и глазницы. Расстройство зрения зависит от места, занимаемого Ц., от степени помутнения стекловидного тела, от реактивных воспалительных явлений со стороны сосудистого тракта. Если Ц. не будет своевременно удален из полости гла
за оперативным путем, то неминуемо наступает гибель органа и потеря зрения. В Германии подобные операции производятся нередко; в России же впервые произведено удаление внутриглазного Ц. лишь несколько лет тому назад И. X. Магавли в С.-Петербурге. Для успешного извлечения финны требуется надежное определение ее местоположения в глазу, дающее возможность сделать разрез в надлежащем месте и открыть выход паразиту, не прибегая к введению инструментов в полость глаза, что связано с риском нанести вред стекловидному телу и оболочкам глаза. Для этих целей служит локализационный офтальмоскоп Грэфе. Что касается исхода операции, то Грэфе имел на 45 случаев 15 неудач, Лебер на 18 случаев 4, Гиршберг насчитывает на 30 извлечений Ц. всего 8 окончательных излечений. Ц. кожный. Сведения о присутствии пузырчатой глисты в подкожной клетчатке имеются у нас уже с XVII столетия. В 1841 г. Крукенберг не только поставил диагноз кожных Ц., но и доказал его посредством вылущения их; в этом случае дело шло о 50-летнем больном, у которого было найдено в коже около 40 опухолей. Распознавание кожных Ц. важно в двух отношениях: во-первых, для отличия их от разных других опухолей кожи, во-вторых, по присутствию их в коже можно заключить об одновременном присутствии их в других важных органах, особенно в мозгу, ибо для определения Ц. мозга мы никаких твердых диагностических признаков не имеем. Сами по себе кожные Ц. особого патологического значения не имеют, хотя и могут иногда вызывать расстройства в области чувствительных и двигательных нервов. Опухоль, образуемая Ц. в коже, легко подвижна, часто совсем не выступает над окружающим уровнем или выдается лишь незначительно. Форма опухоли круглая или овальная; поверхность всегда гладкая; консистенция напряженно-эластическая, почти хрящевая. Величина опухоли колеблется от чечевицы до грецкого ореха. Объем опухоли может изменяться: увеличение объема может обусловливаться увеличением жидкого содержимого либо утолщением стенок капсулы, либо самостоятельным ростом Ц.; уменьшение происходит в случае смерти и обызвествления паразита. Число опухолей колеблется в очень широких пределах; иногда оказывается всего один Ц., а в других случаях кожа пронизана громадным количеством опухолей; Лансеро насчитал в одном случае около 1000 этих опухолей. Лечения кожный Ц. требует только в тех случаях, когда он оказывает вредное влияние на организм. Действительно только оперативное лечение. Ц. мозга. Ц. наблюдаются в мозгу либо одиночно, либо в большом количестве; в последнем случае их находят также по большей части в других органах, напр., в глазу, в коже, под языком и т. д. Они встречаются преимущественно на основании и в извилинах мозга, но также в мозговых оболочках и в свободном виде в желудочках мозга. Среди наблюдавшихся случаев отмечено преобладание мужчин зрелого возраста. В окружности Ц. мозговая ткань то остается нормальной, то склерозируется или размягчается; на мозговых оболочках находят следы хронического воспаления. Характерной для мозговых Ц. картины болезни не существует. Симптомы представляют большое разнообразие, смотря по числу и локализации паразитов. Иногда Ц. не вызывают никаких болезненных явлений, и их только случайно находят на вскрытии. Весьма часто ими обусловливаются падучеобразные судороги. Возникновение подобных припадков в более зрелом возрасте при отсутствии наследственного предрасположения и других предрасполагающих моментов (повреждения черепа, сифилис и т. д.) должно навести на мысль о Ц. Нередки также душевные заболевания. Далее отмечены головные боли, головокружение, тяжесть в голов, апатия, ослабление памяти, двоение, ослабление зрения, шум в ушах и т. п. Способа умертвить паразитов мы не знаем, и потому лечение остается симптоматическим. Может наступить излечение, если Ц. погибают, раньше чем они успели причинить непоправимый вред.
В. О — ий.




Continue Reading

Богочеловек это:

(Θεάνδρωπος) — слово не библейское, но очень древнее; кажется, прежде других им пользовался Ориген для обозначения единения во Христе Божества и человечества. Вопрос о взаимном отношении во Христе Божества и человечества с особенною ревностью был обсуждаем в Церкви в V и VI вв. После победы над несторианством было ясно определено единство лица, а после опровержения монофизитства (см. Несторианство и Монофизитство) установилось в точности учение о целости естеств — Божеского и Человеческого в лице Христа. Таким образом был вполне уяснен догмат о Богочеловеке, и теперь слово Θεάνδρωπος стало выражать выработанное церковью учение о Лице Христа и взаимоотношении в Нем двух естеств (см. Иисус Христос).
П. В.

Continue Reading

Хунгари это:

прав. прит. р. Амура, Приморской обл.; вытекает из зап. склонов хребта Сихотэ-Алиня двумя истоками — Хур и Джаур; течет на З.С.З., принимая в себя с обеих сторон много речек, преимущественно горного характера. Не доходя до Амура, X. образует значительную дельту длиной в 50, шир. до 20 вер. Длина X. около 400 вер., шир. до 60 саж., глубина 1—5 саж., течение быстрое. Берега лесисты; о-ва дельты покрыты лугами и зарослями. X. несудоходна.

Continue Reading

Церкария это:

свободно плавающая личинка некоторых представителей класса сосальщиков (см.) или трематод (Trematodes). Ц. по общей форме тела и внутреннему строению напоминают взрослых двуусток, но отличаются от них присутствием большого и мускулистого плавательного хвоста (R) на заднем конце тела, а также недоразвитыми (зачаточными) половыми органами.
Церкария двуустки печеночной Distomum hepaticum. d — кишечник; ex — выделительная система; ff — ганглии; о — ротовое отверстие; ое — глотка; R — мускулистый хвост; S — передняя, или ротовая, присоска; S’ — брюшная присоска.
Тело Ц. продолговато-цилиндрическое, несколько сплющенное в спинно-брюшном направлении и вооружено двумя присосками, из коих одна (S) помещается на переднем конце тела, а другая (S’) на брюшной стороне. У некоторых Ц. передний конец тела бывает вооружен еще особым шипом. Ротовое отверстие (о) помещается в глубине передней присоски и ведет в кишечник, в котором различают глотку (ое) и среднюю кишку (d), вилообразно делящуюся на две слепо заканчивающиеся ветви. В переднем конце тела, над глоткой, помещается двухлопастный ганглий (g), от которого отходят назад два ветвящихся нервных ствола, и к которому у некоторых Ц. прилегает один глазок. Выделительные органы (ех) снабжены концевым сократимым пузырем, открывающимся наружу у основания хвоста. Относительно образования Ц. и дальнейшего их развития — см. Глисты (а также табл. II, фиг. 5 и 6).
В. Шевяков.

Continue Reading

Белль-Ланкастерская система обучения это:

или метод взаимного обучения — название учебной системы, на основании которой лучшие ученики под наблюдением учителя обучают слабейших, так что является возможность обучать весьма большое число учеников одновременно, в одной и той же учебной комнате, при помощи одного учителя. Первые попытки «взаимного обучения» встречаются уже довольно давно. Но разработкой и приведением в систему этого способа обучения занялись только под конец XVIII стол. англичане Андрю Белль и Джозеф Ланкастер. Оба они совершенно независимо друг от друга пришли к одной и той же мысли. Их системы обучения были сходны между собой по существу. При взаимном обучении учеников разделяют на множество маленьких классов, и для каждого из них назначается один из учеников, оказавших наиболее успехов, который и передает своему классу все необходимые знания, предварительно приобретенные им у учителя. Помощники учителей называются мониторами; класс, состоящий обыкновенно из десяти учеников, или сидит на одной скамье, или, по системе Белля, стоит полукругом перед монитором. Самые опытные или наиболее надежные в нравственном отношении ученики становятся в свою очередь старшими помощниками учителя и имеют надзор над младшими мониторами и их классами. Другие помощники наблюдают за внешним порядком. Все обучение совершается в точно определенные сроки и в строгой последовательности. При помощи строго проводимой системы наград и наказаний, отчасти телесных, отчасти затрагивающих в ученике чувство чести, в массе детей поддерживается надлежащая дисциплина. Предметы, которые преподавались вышеописанным образом, были чтение, письмо, счисление и Закон Божий.
Распространение Беллевой системы обучения в Англии, Валлисе, Шотландии и Ирландии много способствовало основанное в 1811 г. клерикальной партией «Национальное общество для содействий воспитанию бедных детей в правилах господствующей церкви». В то же самое время между диссентерами встретили большое сочувствие школы, которые с 1798 г. начал устраивать Ланкастер; для поддержки их учреждено было в 1814 г. «Британское общество для воспитания детей всех исповеданий». Из Англии Ланкастерская система обучения распространилась в других частях света, а также в европейских государствах, а именно: во Франции, России, Дании, Италии, и менее всего привилась она в Германии. У метода взаимного обучения нашлись свои панегиристы и свои порицатели. В числе первых следует упомянуть о Цереннере, а в числе последних — о Дистервеге. Безусловного одобрения принцип взаимного обучения заслуживает для тех школ, в которых один учитель обучает большое число учеников различного возраста, но в применении этого принципа должно быть допущено более свободы, чем это делалось до сих пор. В новейшее время из Ланкастерской системы удержан только принцип помощи, оказываемой учителю лучшими учениками.
Литература. Кроме сочинений, упоминаемых в статьях Белль и Ланкастер, заслуживают указания еще следующие: Наторпа, «Bell und Lancaster» (Эссен, 1817); Harnisch, «Ausführliche Darstellung und Beurteilung des Bell-Lancasterschen Schulwesens in England und Frankreich» (Бресл., 1819); Diesterweg, «Bemerkungen und Ansichten auf einer pädagogischen Reise nach den dän. Staaten im Sommer 1836» (Берл., 1836); Zerrener, «Über das Wesen und den Wert der wechselseitigen Schuleinrichtung» (Магдеб., 1832); его же, «Die wechselseitige Schuleinrichtung etc.» (Магдеб., 1837); Rönnekampf, «Beleuchtung des Diesterwegschen Urteils» (Альтона, 1837); его же, «Reflexionen und Aphorismen über das Wesen, die Vorzüge, die Vervollkomnung und den Fortgang der wechselseitigen Schuleinrichtung» (Альтона, 1840); Н. И. Греч, «Руководство к взаимному обучению» (СПб., 1819).

Continue Reading

Вард это:

или правильнее Уорд (Ward) — фамилия нескольких английских художников. Из них особенно выдаются: 1) Вильям В., лондонский гравер, род. во 2-ой половине XVIII ст. и ум. в 1826 г. Он был учеником Дж. Р. Смиса и работал черною манерой и пунктиром портреты, преимущественно с Рейнольда, а также воспроизвел теми же приемами несколько исторических картин. — 2) Джемс В. (1769—1859), брат предыдущего, соученик его у Смиса, занимавшийся живописью, гравированием и литографией, и подражавший в первой картинам Дж. Морленда. Он изображал весьма удачно идиллические сцены и сюжеты из жизни животных; писал также батальные картины и даже исполнил одну аллегорическую картину. — 3) Вильям-Джемс Вард (около 1800—1840), гравер, сын Вильяма В. и племянник Джемса В., гравер меццо-тинтой, отличавшийся в своих работах, преимущественно портретных, глубиною и бархатностью тона и строгою верностью рисунка. — 4) Эдвард-Маттью В. (1816—1879), исторический живописец, ученик Лондонской академии, Вилькена и Чантрея, изучавший впоследствии фресковую живопись в Мюнхене, под руководством Корнелиуса. В начале он занимался жанром, но потом перешел к историческим сюжетам. Из лучших его картин отметим: «Доктор Джонсон за чтелием рукописи Векфильдского священника» (1843), «Оливер Гольдсмит играет на флейте перед крестьянами», «Иаков II получает известие о высадке Вильгельма Оранского», «Прощание Марии-Антуанетты с дофином в тюрьме», «Шарлотта Корде на пути к эшафоту», «Анна Болейн на лестнице Тауэра» и др. Во всех этих произведениях много драматизма, рисунок исправен, хотя и не особенно строг, краски гармоничны и приятны. — 5) Генриетта В. (род. 1832), жена предыдущего, занимается, подобно ему, обыкновенным и историческим жанром, пользуясь у своих соотечественников большим почетом, за прекрасное сочинение картин и за глубину переданного в них выражения. Особенный успех имели следующие ее произведения: «Отчаяние королевы Генриетты-Марии в минуту смерти ее супруга, Карла I», «Королева Шотландии Мария оставляет замок Стирлинг», «Детство Жанны д’Арк» и др.
А. Сомов.

Continue Reading

Трофеи это:

(греч.). — Обычай уносить с поля битвы характерные объекты, свидетельствующие о храбрости и победах, и выставлять их, как публичные памятники, существует еще и в настоящее время у самых цивилизованных народов. Объектами Т. у последних служит главным образом оружие и знамена неприятеля, иногда части военных кораблей и т. п. предметы, но никогда не части тела убитого. Во всяком случае, социальное значение этого обычая у культурных народов совершенно ничтожно. Между тем, у первобытных и полуцивилизованных народов, у которых объектами Т. служили, главным образом, части тела убитых, обычай этот играл роль важного социально-политического и религиозного института, породившего целый ряд других важных установлений, обычаев и переживаний. Генезис Т. кроется еще в психологии охотничьего периода. На этой ступени экономического быта, центр тяжести жизни человека покоился на борьбе с дикими зверями. Храбрость, ловкость, сила и связанная с ними удачливость в охоте являлись не только главнейшими атрибутами человеческого достоинства и предметом удивления окружающих, но и явными признаками благоволения богов и избранничества. Отсюда совершенно естественное желание сохранять, в виде доказательства своих побед, реликвии убитых зверей: головы, шкуры, кости, ногти, зубы и т. п. мелкие части тела. Обладание Т., вначале доставлявшее их хозяину простое удовлетворение тщеславия, постепенно превратилось в средство добиться почетного положения и влияния в обществе. У шошонов, например, убивший серого медведя получает звание воина, и только такой человек имеет право носить высшие знаки отличия — ноги и когти своей жертвы. У санталов подобные Т. (звериные шкуры) переходят от отца к сыну. У вождя куссасов отличительным признаком его жилища служит развевающийся хвост льва или пантеры. Султаны и перья на головном уборе в современных войсках ведут свое начало от обычая брать Т. хвосты животных и птичьи перья. — Но кроме социального мотива, в обычае Т. играли крупную роль и мотивы религиозные. С одной стороны, теротеистические воззрения (см. Теротеизм) заставляли видеть в убитом звере высшее существо, требовавшее уважения и поклонения. Поэтому особенно важные части тела убитого животного требовали почетного сохранения. Так, например, у гиляков и айнов черепа медведей выставляются на особых шестах, всячески украшенные и окруженные приношениями, а кости хранятся в особых священных амбарах. То же делают с головами некоторых морских зверей (касаток), рыб и т. д. Значение подобных Т. — чисто религиозное. С другой стороны, своеобразное воззрение первобытного человека на природу души (множественность душ, присущность каждому органу своей особой души, магическая связь между душой части и душою целого) создало веру в то, что обладание Т., частью животного, дает обладание над всем животным. — Привычки военного быта создали в первобытном человеке психологию, аналогичную психологии охотника. Борьба для борьбы, война ради славы и молодечества, высшее честолюбие, счастие и достоинство человека, заключающиеся в наибольшем истреблении себе подобных, — такова психология первобытного воина, который для удовлетворения своего воинского тщеславия так же сильно жаждал человеческих Т., как его предок — мирный охотник — жаждал Т. звериных. И как этот последний, воин видел в Т., кроме средства поднять свой социальный престиж, еще средство приобрести в реликвии врага могучий талисман, а также приобрести таким путём часть его силы и храбрости. При таком воззрении на Т. человек ради них не останавливался ни перед какими жестокостями и достиг в нем высокой степени утонченности. Скифы из черепов убитых неприятелей выделывали дорогие, выложенный золотом пиршественные чаши, а из тщательно выделанной человеческой кожи изготовляли платки, полотенца и даже верхнюю одежду, и специально из кожи правых рук — футляры для колчанов. Жестокое искусство скальпирования у американских индейцев доведено до совершенства. Но и самые цивилизованные народы древности были знакомы с кровавым обычаем человеческих Т., начиная с евреев и египтян (ср. изображение Рамзеса II со связкой из 12-ти голов в руке) и кончая индусами и персами, уж не говоря о подвигах в этом отношении таких народов, как монголы, которые при Тамерлане вывезли из одного Багдада, в виде Т., сотни тысяч человеческих голов и воздвигали из них башни и пирамиды. В Турции еще в самое последнее время выкапывали трупы убитых, для отрезания голов, в качестве Т. А в современной Дагомее опочивальня корол
я вымощена человеческими черепами, чтобы король мог попирать ногами головы своих врагов. Вековая практика обычая собирания Т. создала массу различных форм и способов его выполнения. Чаще всего берут голову, но часто взамен головы, в видах портативности, довольствуются одной челюстью (напр., у ашантиев, таитян), скальпом, иногда даже одними волосами (напр., у манданов, вожди которых обшивают свои одежды бахромой из неприятельских локонов), зубами (карибы, украшающие себя зубами своих врагов), ушами (Чингисхан, вывезший из Польши девять мешков с правыми ушами убитых), носами, представляющими к тому весьма удобный способ счисления убитых (черногорцы еще весьма недавно приносили своим вождям подобные Т.), руками (Египет), ногами, глазами, фаллическими органами (египтяне, абиссинцы, евреи [Саул, потребовавший от Давида сто крайних плотей филистимлян]), кожей (скифы, древние мексиканцы, наряжавшиеся в окровавленную кожу врага и бегавшие в этом одеянии из одного храма в другой) и т. д. С развитием военного деспотизма, с установлением центральной власти, Т. теряют свой первоначальный характер знаков побед и храбрости отдельных лиц, а становятся достоянием публичным, собственностью военачальников, ханов, королей и царей, которые требуют от своих подчиненных обязательных приношений Т., являющихся для них не только средством для поддержания престижа власти, но также и средством устрашения подданных и врагов. Наряду с земными владыками, начинают требовать себе Т. и небесные, и храмы начинают украшаться кровавыми приношениями, как и дворцы деспотов. Уже не говоря о таких примерах, как древние мексиканцы, приносившие в храмы окровавленные кожи врагов, или древний Юкатан, где тела неприятелей в угоду богам сожигали на дворах храмов, можно указать на примеры классических народов (в Риме Т. складывались в храме Юпитера, то же в Греции) и даже из новейшей истории (позолоченные шпоры, снятые фламандскими рыцарями с французских, при Куртрэ, были сложены в церкви). Наконец, анимистическое воззрение первобытного человека на сущность смерти привело к тому, что Т. стали обычными приношениями мертвым при погребении. — С расширением размеров завоеваний, когда перебить всех побежденных представлялось делом невозможным, с появлением далее обычая обращать побежденных в рабство, обычай брать Т. с убитых превратился сначала в обычай отрезывания отдельных частей тела у живых (рук, ног), а впоследствии, в видах сохранения работоспособности побежденного, в обычай изувечения (выкалывание глаз, отрезывание мизинцев, ушей, выбивание зубов, кастрация, прокалывание ушей и т. д.). Как и Т. с убитых, отрезанные части тела живых или увечья служили не только символом господства и силы, но и магическим залогом фактического обладания в этой и загробной жизни. Даже в Библии находим много примеров этого рода. Так, ханаанскому царю Адони-Везеку, при взятии его в плен, отскли больше пальцы на руках и ногах, а он, в свою очередь, то же проделал с 70-ю царями, в свое время попавшимися ему в плен. По пятикнижию, еврею, пожелавшему добровольно остаться вечным рабом, пробуравливали уши, что указывает на существование подобного общего правила относительно рабов-чужеземцев. Аммонитский царь Наас потребовал от жителей осажденного города Иависа, чтобы они выкололи себе правый глаз и т. д. Одной из распространенных форм увечения служило отрезывание волос у рабов и побежденных. Обычай брить переднюю часть головы, а волосы на затылке заплетать косой, у китайцев ведет свое начало от завоевания их татарами, установившими этот обычай, как осязательное выражение политической подчиненности. В самых различных местах знаком рабства служили остриженные волосы (даже у греков и римлян, отсюда обычай брить головы преступникам). С течением времени обычай увечить побежденных превратился в общую форму выражения подчинения деспотическому главе государства, вошел в ритуал умилостивления (см.) божества и приношений покойникам (см. Траур). Все бирманцы, напр., без исключения в определенный день торжественно прокалывают себе уши, как это проделывали рабам у евреев. Обряд обрезания, татуирование, жертвы крови, Спенсер выводит из кровавых Т. и увечения живых. Т. были перенесены, наконец, в уголовное право. В первобытных обществах преступником считался только чужеродец, совершивший насилие над сородичем, и потому тяжкое преступление в нашем смысле вело за собою войну, а за войной следовали обычные Т. Отсюда обычай выставления голов казненных на по
каз, увечение преступников, бритье головы, клеймение и т. п. обычаи уголовного права. Теория Т. впервые выдвинута и обоснована Спенсером в «Основаниях социологии» (Обрядовые учреждения, гл. Т., Изувечения).
Л. Ш.




Continue Reading

Кат, палач это:

народное, главным образом южно-русское и западное название палача, сближаемое со словом «каторга» (называемая и «катовщиною»). Часто встречается в пословицах, напр. «кто не слушался отца-матери, тот послушается ката», «не на каждого вора по кату держать» и др.

Continue Reading

Беглые это:

Б. представляют особый, только России свойственный вид бродяг. Как явление массовое, это — факт первостепенной исторической важности. В истории заселения наших окраин Б. играли первенствующую роль и на своих плечах вынесли всю тяжесть русской колонизации (см. Колонизация). С падением крепостного строя исчез главнейший фактор, порождавший это своеобразное явление русской жизни, но и в настоящее время неудовлетворительное состояние русской ссылки и каторги, а главное не улегшаяся еще в народе страсть к бродяжничеству, страсть, не лишенная своего рода поэзии, приводит к тому, что Б. играют не последнюю роль в уголовной хронике Европейской России, а в Сибири, под именем варнаков и чалдонов, являются многочисленным и как бы особым сословием людей. В Сибири укрывательство Б. представляет даже одну из коренных основ, на которых зиждется сибирское хозяйство, особенно в так называемых заимках. Здесь беглый с каторги является рабочим, незаменимым по необыкновенной дешевизне и скромности своих требований, которые ограничиваются работой из-за одного хлеба и не простираются дальше желания не быть выданным в руки властей. При помощи этих людей удавалось в Сибири не только расширять одиночные хозяйства, расположенные большей частью в отдаленных и уединенных лесных местах, но и собирать целые селения, деревушки (как это сплошь и рядом случалось всюду, и особенно в Алтайском крае). Подобные явления в Сибири настолько обычны, что начальники некоторых заводов в случае казенного заказа, неисполнимого при наличном числе каторжных, прибегают к осмотру заимок вооруженной командой, как к мере, которая всегда увенчивается желанным успехом. В Сибири содержание притонов для Б. является неизбежным во всех селениях, ближайших к казенным заводам, рудникам и промыслам. Хлебосольство сибиряков и готовность их давать работу Б. сдерживает враждебные силы этих испорченных и озлобленных людей, и Сибирь служит этим немалую службу Европейской России. Проникая в последнюю, Б. нередко составляют шайки, попадаются в руки закона и под прозванием «оборотня» возвращаются в Сибирь, чтобы при первом же удобном случае снова начать жизнь бродяги. С бытом беглых в Сибири прекрасно знакомит книга С. Максимова: «Сибирь и каторга» (СПб., 1871, ч. 2-ая, гл. 4).
Понятие беглого, как особого рода преступника, появилось в нашем праве при составлении Уложения о наказаниях 1845 г. До того Свод Законов, руководствуясь законоположениями Петра I и Екатерины II, всех вообще беглых называл бродягами. Современное же законодательство, согласно 317 ст. Устава о паспортах и о беглых (Свод Законов, т. XIV по изд. 1890 г.), в общей массе беспаспортных различает бродяг (см. Бродяжничество), дезертиров (см. это слово) и беглых, и под последними разумеет «всех тех, которые отлучились от своих команд или обществ, без надлежащего на то дозволения, далее срока и места, какие для временных отлучек законом или в данных им видах определены, а также нижних чинов запаса армии и флота, не явившихся при призыве на действительную службу в установленный срок на сборные пункты без уважительных на сие причин». Строжайше запрещается давать пристанище беглым, кто бы какого звания ни был, и укрывать их; каждый обязан в случае, когда такой беглый к нему явится, преследовать его, ловить и представлять немедленно полиции (ст. 318). В частности эта обязанность преследования Б. возложена на органы исполнительной полиции, которым всякий обязан в этом деле «подать руку помощи» и которым по отношению к этому вопросу дана особая инструкция (ст. 324—330), а за поимку каждого Б. назначены денежные награды в размере 3 рублей и меньше (ст. 331 и 332). За поимку же бежавших арестантов, равно как за поимку во внутренних губерниях ссыльных, бежавших из Сибири, денежные награды выдаются не только чинам полиции, но и всем поимщикам без различия звания. Вознаграждение за поимку Б. в самой Сибири производится в значительно меньших размерах, на основании особых правил (ст. 334). Самое нахождение в бегах, к которому, как видно из вышеприведенной ст. 317, приравнено проживание без установленных видов или с видами просроченными, является преступлением, в различных случаях наказуемым различно. Если кто-либо задержан полицией по неимению узаконенного вида, но есть доказательства, свидетельствующие о звании его и настоящем месте жительства или ведомстве, то он, на основании 61 ст. Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, подвергается денежному взысканию не свыше 15 коп. за каждый день, но в общем итоге не более 10 руб., а затем отсылается к своему месту порядком, соответствующим званию его или состоянию. Для С.-Петербурга в 1874 г. были выработаны особые временные правила о порядке высылки беспаспортных лиц или проживающих с просроченными видами (правила эти приложены к ст. 340 Устава о паспортах по изд. 1890 года). Побег из места заключения сам по себе не составляет уголовного деяния, а потому не подлежит ни уголовному наказанию, ни уголовному преследованию; по отношению к пойманному арестанту принимаются лишь меры предосторожности на будущее время, и меры эти носят характер административный и дисциплинарный: они определяются администрацией тюрьмы, а не судом. Другое дело — побег, например, каторжных и ссыльных. Это уже уголовное преступление, о коем см. Побег. До Указа 17 апреля 1863 г. на всех бродяг и беглых, исключая женщин и малолетних, налагалось на правой руке клеймо с литерой Б. (бродяга или беглый). В настоящее время бродяги, скрывающие место или ведомство, откуда они бежали, и имеющие на правой руке это клеймо, приравниваются к дезертирам и подвергаются наказанию за то число побегов, какое они совершили (ст. 34 Устава о паспортах по изд. 1890 г.).
А. Я.

Continue Reading

Шамаш это:

бог солнца у вавилонян и ассириян. Имя его писалось идеограммой, обозначавшей: «Владыка дня». Как бог второй части суток (они начинались с вечера), он уступал в значении богу луны Сину (см.) и даже назывался иногда его слугой. Однако это не мешало его высокому повсеместному почитанию. Главными центрами его культа были Сиппар и Элассар. Во втором его храм существовал еще в V тысячелетии, но первый впоследствии затмил его и был предметом забот как вавилонских и касситских, так и ассирийских и халдейских царей, вплоть до Набонида (см.), который, накануне крушения монархии, реставрировал его, ища помощи у древнего бога. Оба храма называются E-barra — «Дом сияния». В молитвах и гимнах Ш. называется царем, врачевателем, праведным судьей. Он подает свет, дает полям плодородие, людям — благосостояние, пленных освобождает и даже воскрешает мертвых. Изображался Ш. в виде старца с длинной бородой, с высоким тюрбаном на голове; он сидит на троне в наосе, на крыле которого помещаются два возницы, управляющие движением солнечного диска, помещенного на пьедестале перед наосом. На цилиндрах иногда попадаются изображения Ш., выходящего из горизонта через открытые двумя духами врата.
Б. Т.

Continue Reading

Ульпиан это:

(Domitius Ulpianus) — один из замечательнейших римских юристов (170—228), родом из Сирии. Состоял асессором при praefectus praetorio, которым тогда был знаменитый Папиниан; позже занимал должности prafectus annonae (заведующего продовольственной частью в Риме), magister scrinium (начальника императорской канцелярии) и, наконец, при Александре Севере — praefectus praetorio. Как горячий сторонник Севера и его матери Маммеи, он приобрел огромное влияние на молодого императора. Погиб во время бунта преторианских солдат, вызванного дворцовой интригой. Значение У., как юриста, было велико. В кодексе Юстиниана к его имени прилагаются эпитеты summi ingenii vir, vir prudentissimus (напр. 1, § 59 С VI, 51, II С. IX, 41 и т. д.); законом 426 г. он был включен в число тех пяти юристов (Гай, У., Папиниан, Павел и Модестин), responsa которых были обязательны для судей. До нас дошли 29 титулов его книги «Liber singularis regularum» — учебника, написанного, по-видимому, по тому же плану, как и «Институции» Гая. В Дигестах много фрагментов У. по самым разнообразным юридическим вопросам. Совокупность их (2462) составляет около трети всего содержания Пандект; по количеству выписок из его сочинений У. занимает здесь первое место. Литературная деятельность У., как и прочих римских юристов, отличалась, главным образом, экзегетическим характером, была направлена на цели supplendi, corrigendi, adjuvandi juris civilis, так как в императорский период роль претора республиканских времен перешла к юристам (см. Рим). В III в. по Р. Хр. умственные интересы римского общества вращались главным образом около различных философских учений, перешедших в Рим из Греции. Философские и этические начала заметны и в воззрениях У. на право. Слово jus он этимологически выводит из слова justitia (est autem a justitia appellatum). Самая справедливость (justitia) est constans et perpetua voluntas jus suum cuique tribuendi, a право (jus) est ars boni et aequi. Определение права, в его обыкновенном переводе — «право есть искусство доброго и справедливого» — дает прямое указание на то, что право должно быть согласовано со своим этическим масштабом, соответствовать нравственным принципам своего времени и не отставать от него. Проф. Пунчартом предложен иной перевод: ars, говорит он, «означает гармонию, порядок, bonum — интерес: право есть гармония интересов и средство улажения их столкновений». Право делится У., по природе норм, его составляющих, на три рода: jus naturale обнимает все живые существа, jus gentium касается лишь людей, jus civile относится лишь к известному политическому целому. Идея всеобъемлющего, вседовлеющего закона природы, нормы которого лежат вне человека, вне его воли и усмотрения, составляет ту основу, из которого истекло понятие римских юристов о jus naturale. Praecepta juris gentium — обнимают собою нормы, свойственные только людям в их взаимных друг к другу отношениях (hoc solis hominibus inter se commune sit). Комбинациею praecepta jus naturalis и juris gentium обуславливается теоретический взгляд У. на институт рабства. Поклонник стоической философии, посягнувшей даже на государственное начало во имя космополитизма, называвшей каждого человека гражданином всего orbis terrarum, У. не мог быть убежденным сторонником рабства. Jure naturali, — говорит он, — omnes liberi nascerentur; в золотом, предшествовавшем социальной жизни веке рабство не существовало. Но рабство признавалось в Риме и во всех других современных У. государствах; это был факт, с которым надо было считаться. Если рабство — институт общенародный, хотя и contra naturam rerum существующий, то оправдание для римского права, его допускавшего, налицо: чем omnes genies utuntur, тем и Рим. Jus civile или jus proprium — это положительное право римского народа, возникающее aut ex scripto, aut sine scripto. В основание деления права на частное и публичное У. кладет понятие интереса (utilia); что клонится к пользе государства, представляет известный интерес ad statum rei Romanae, то относится к области публичного, все, что клонится ad singulorum utilitatem — к сфере частного права. Высокой нравственной чистотою и гуманностью дышат многие фрагменты У.; начала чисто этические часто подсказывают ему разрешение юридических вопросов. Человеческая природа, одинаковая у всех людей, независимо от их социального положения, внушает У. мысль о той естественной связи, которая должна быть между всеми людьми (inter nos cognationem quandam natura constituit). Ярче всего принципы У. отразились в его знаменитой формуле: juris praecepta sunt haec — honeste vivere, alterum non laedere, suum cuique tribuere. В этих словах сжато и сильно выражена вся нравственная система стоицизма. Даже стоическая проповедь самоубийства нашла место в трудах У.: он признает действительными завещания самоубийц (ut quidam philosophi in ea causa sunt ut testamenta eorum valent). Юриспруденция, по определению У., есть divinarum atque humanarum rerum notitia, ju
sti atque injusti scientia. В первой части этого определения проявляется миросозерцание последователя стоической системы: всеобъемлющий закон природы проникает и в область права. У. дал Риму одного знаменитого юриста, своего ученика Модестина, окончившего собою блестящую плеяду «созидателей права». В 1549 г. Иоганн Тилиус впервые издал «Titulos ex corpore Ulpiani», сделавшийся предметом исследования Куяция в 1576 г. Впоследствии память об этом издании совершенно изгладилась, пока Савиньи не открыл вновь труды У. в ватиканской библиотеке, в списке Χ в. («Tiluli ex corpore Ulpiani Legi Romanae Wisigothorum adjecti»; изд. в 1855 г.). В «Collectio librorum Juris Anteiustiniani» первый выпуск содержит в себе фрагменты У., изданные П. Крюгером (Б., 1878).
В. Р-б-г.

Continue Reading

Тиндаль Джон это:

(John Tyndall) — англ. физик и известный популяризатор физики (1820—93). По окончании среднего образования Т. посвятил себя инженерной деятельности и с 1839 г. работал на железных дорогах, на геодезических измерениях и в артиллерийском ведомстве. В 1847 г. Т. назначен был преподавателем в Квинвуд-Коледж в Гэмпшире, откуда в 1848 г. вместе с известным химиком Франклендом отправился в Германию для изучения физики. Слушал лекции в Марбурге, затем работал в Берлинском унив. под руководством Магнуса. По возвращении в Англию в 1853 г. назначен был проф. физики в Royal Institution в Лондоне. С этого времени начинается разносторонняя и плодовитая научная деятельность Т. С 1856 по 1859 г. он изучает ледники на Альпах, в 1872 г. читает цикл лекций в Америке. За научные заслуги Т. награжден был Румфордовой медалью и с 1852 г. избран был в члены Royal Society. Первые научные работы Т., начатые еще в лаборатории Магнуса, касаются вопроса о диамагнетизме, которому он посвятил целый ряд других исследований (1850—56). Дальнейшие работы Т. касались вопросов акустики и поглощения звука в атмосфере, поглощения света парами, в особенности водяными, теории чувствительных пламен, строения и движения ледников и т. д. Но главная заслуга Т. не столько его ученые труды, сколько его громкая деятельность по популяризации науки. Обладая редким лекторским талантом и необыкновенным искусством экспериментатора, Т. создал целую эпоху своими блестящими народными лекциями по физике и может справедливо считаться отцом современной популярной лекции. Его лекции впервые сопровождались блестящими и разнообразными опытами и множеством опытов, вошедших теперь в обыденный курс физики; все последующие популяризаторы физики шли по стопам Тиндаля. Почти все курсы лекций его изданы отдельными сочинениями: «The glaciers in the Alps» (1860); «Heat, a mode of motion» (1863, в 1875 г. уже 5 издание; два раза переведено на русский язык), наиболее известное сочинение Т., немало способствовавшее распространению здравых понятий о современной теории тепла; «On sound» (1867, в 1875 г. 3 изд.); «Faraday as a discoverer» (1868); «Contributions to molecular physics in the domain of radiant heat» (1872; перепечатка ряда статей из «Phil. Transactions»); «Forms of water in clouds, ice, etc.» (1872, в 1876 г. б изд.); «Six lectures on light» (1875, читаны в Америке); «Lessons in electricity» (1876) и «Fragments of science» (1871, в 1879 г. 6 изд.). Почти все эти книги переведены на русский язык; на нем. и франц. яз. они выдержали много изданий.
А. Г.

Continue Reading

Толкан это:

прожаренный и истолченный в муку ячмень, употребляемый в Сибири на промыслах вместе с чаем. На дно чашки насыпается слой Т., придавливается пальцем ко дну и солится, потом наливается чай; иногда прибавляется еще кусочек коровьего масла. Раз положенный Т. идет на несколько чашек чаю, а потом съедается.

Continue Reading

Батавия это:

гл. г. обширных и богатых Нидерландских владений на Малайском архипелаге, под 6°7′ ю. ш. и 124°28′ в. д., на сев. берегу о-ва Явы, на берегу бухты того же имени, защищенной с С коралловыми о-вами. Местность плоская, в северной части города болотистая, судоходство по небольшой речке Тиловунге поддерживается искусственными мерами. Б. основана голландцами в 1600, в 1618 генерал-губернатор колонии Кун перенес сюда главную факторию Голландской остиндской К°. С 1619 до 1628 Б. несколько раз осаждалась яванцами, подстрекаемыми англичанами, но затем же развивалась беспрепятственно, и уже в XVII ст. сделалась складом продуктов Дальнего Востока, скупаемых голландскими купцами, и ее прозвали Королевой Востока. В XVIII столетии город благодаря дурным климатическим условиям считался могилою европейцев, однако имел от 150 до 170 тыс. жителей, в числе которых было много китайцев. В начале XIX ст. европейцы стали селиться к Ю от старого города, на местах более сухих. Таким образом постепенно возникли целые кварталы с широкими улицами и домами, окруженными садами (Рейсвейк, Нодрдвейк, Фельтефреден и т. д.), где европейцы живут в более гигиенических условиях, чем прежде. В низком старом городе остались конторы, в которых европейцы бывают днем, здесь по-прежнему живут китайцы, малайцы и коренные жители Явы. Новые кварталы очень обширны и похожи скорее на дачное поселение, чем на большой город, каждый дом отделен от соседнего садом, улицы очень широки и засажены прекрасными деревьями. Самое значительное — присутственное место на площади Ватерло. Одно из лучших зданий — клуб Harmonie. Фельтефреден — военное предместье, здесь небольшая цитадель, казармы, большой военный госпиталь, артиллерийское училище, тюрьма для европейцев, театр и т. д. Из учебных заведений: гимназия для европейцев и медицинские курсы для врачей туземцев. Б. довольно богата учеными обществами, много сделавшими для изучения края, старейшее — основанное в 1778 Общество наук и искусств, затем общество землеведения, лингвистики и этнографии, Королевское общество естествоиспытателей и Общество сельского хозяйства.
С 1864 г. здесь существует магнито-метеорологическая обсерватория, лучшая в тропиках. Ее наблюдения считаются весьма обстоятельными. Они издаются под названием «Observations made at the magnetical and meteor. observ. at Batavia». Средняя температура года 25,9°, температура отдельных месяцев разнится лишь на 1°. Дождя выпадает 1750 мм в год, в том числе половина в декабре, январе и феврале, в месяцы северо-западного влажного муссона. В эти месяцы дождь падает иногда несколько дней сряду, сырость очень велика. Обсерватория в Б. служит центральным пунктом для обработки и издания наблюдений над осадками в Архипелаге — наблюдений, для которых имеется уже 205 дождемерных станций. Б. имеет 96989 ж. (1883), из которых лишь 5981 европейцев разных национальностей, 65799 китайцев, остальные — туземцы. Вывоз состоит главным образом из кофе и сахара, главные статьи ввоза — хлопчатобумажные изделия и железо в разных видах. Ежегодный вывоз простирается до 15—17 млн., а привоз 18—20 млн. гульденов. Б. связана железной дорогой с внутренней частью острова (до Бандонга). Остальная часть Явы еще не связана с главным городом. Б. — центр пароходных линий Нидерландско-Индийского общества, поддерживающего сообщение с Европой и портами Зондских и Молуккских островов.

Continue Reading